Производить продукцию под №1 – дело чести для коряжемцев

0

Это событие и сегодня вызывает у многих волнение, а тогда, в 2013-м, пуск приближали как могли.

Все службы ЦБК действовали как единое целое. После успешного пуска седьмой бумагоделательной машины хотелось сделать новый рывок: выпустить первую мелованную бумагу. Сегодня автономная меловальная установка вырабатывает продукцию плотностью от 80 до 200 граммов на квадратный метр. В 2018-м планируется произвести 50 тысяч тонн бумаги. «Омелу» знают во всех уголках России, за ней уже более четверти отечественного рынка.

В планах – дальнейшее совершенствование технологических процессов, рост объемов производства, борьба за качество продукции.

Все были на одном старте

…Накануне круглой даты я пришла в цех, чтобы встретиться и побеседовать с пусковиками автономной меловальной установки (АМУ). Задала вопрос технологу Павлу Спирихину и старшему машинисту Денису Дьякову, которые на «меловалке» с первых дней, а в ответ услышала: «Спрашивай любого. Большинство здесь с самого начала».

Например, бригада машиниста Евгения Куликова, награжденного в День работников леса Почетной грамотой главы города. Куликову пуск АМУ памятен. Вспоминается напряжение тех дней: «Работали по 12 часов. Передавали свежую информацию о предпусковых моментах из смены в смену».

Евгений в свое время трудился на сульфит-спиртовом заводе. Рассказывает: «После окончания Сокольского техникума ЦБП пытался устроиться по специальности, место нашлось на «спиртовом». Потом завод закрыли. Подал анкету на строящееся производство, даже не представляя, что будет дальше.

Здесь для всех нас и оборудование, и технология были новыми. Ведь до сих пор никто в России не выпускал мелованную бумагу. Мы были, образно говоря, на одном старте. Даже для опытных технологов, приехавших из Краснокамска Павла Спирихина и Дениса Дьякова, эта машина стала первой в своем роде».

Карьерные ступеньки

Куликов говорит, что коллектив в его смене замечательный. Люди, прошедшие пуск, сплачиваются. Разного возраста, опыта, они начали здесь жизнь с чистого листа. И это объединило навсегда.

В каждой смене как минимум два раскатчика (к слову, на других машинах таких рабочих должностей нет). В смене Куликова – это Сергей Смирнов и Александр Рябов. Они отвечают за своевременную подачу рулонов бумаги-основы на раскатное устройство для последующего нанесения меловальной пасты.

Работа не из легких. На участке мелования принято так: если потрудился на раскате, не побоялся тяжелого труда, то дальше можешь перейти в накатчики. Это более ответственный участок. Здесь только что выработанную бумагу проверяют на качество и отправляют на продольно-резательный станок. Накатчик в смене Куликова – Иван Моисеев.

Следующая ступень карьерной лестницы – сушильщик. Тут без прочных знаний технологии никуда. Сушильная часть автономной меловальной установки – крайне важный участок. Если рабочий и здесь показывает хорошие результаты, то может попробовать себя машинистом – сменным, бригадиром, а потом и обером, который управляет работой машинистов. В помощь машинисту три сушильщика. В настоящее время сушильщиками работают Артем Мусонов, Андрей Веселков и Николай Мильков.

Евгений Куликов не раз замещал обера и знает, что в такие дни он, по сути, разделяет с инженером-технологом всю ответственность за решения: «Обер владеет информацией о работе смен, в курсе того, насколько стабильно действует весь участок. Может принимать глобальные решения, основанные на всей сумме показателей».

Примерно так строилась карьера Николая Милькова. Сегодня он, числясь сушильщиком, подменяет машинистов практически во всех сменах. А когда-то трудился в службе сервисного обслуживания слесарем. «Запускать новое оборудование – интересно, захватывающе, – говорит Николай. – Так что о переходе на меловальную установку не жалею ни минуты».

По его словам, «когда линия работает ровно, стабильно, даже не хочется останавливать ее». Желание одно: делать продукции больше, с высоким качеством, чтобы радовать и тех, кто бумагу выпускает, и тех, кто её потребляет.

«Бабочки» на этой бумаге недопустимы

Требования к качеству бумаги на автономной меловальной установке очень высокие. За этим строго следит лаборатория Центра независимого лабораторного контроля. Кроме того, у машиниста под рукой автоматизированная система фиксации дефектов полотна, которые здесь «ласково» называют «бабочками», но считают браком.

В «Илиме» взят курс на цифровизацию производства. Она позволит контролировать качество всей бумаги: видимые дефекты и физико-механические показатели бумажного полотна, все технологические параметры. Планируется полная интеграция производственных систем в единую современную информационную систему компании. Безусловно, это поможет побороть «бабочек».

Пусковик всех цехов

Общий процесс на два цеха – бумажный и мелования – организует дежурный инженер. В смену Куликова трудится дежурный инженер производства (ДИП) Алексей Соболев. Он перешел на эту должность из цеха листовых бумаг. Так случилось, что переход совпал с пуском обеих линий. Вначале Алексей оказался пусковиком всех цехов: вводил в строй цех листовых бумаг, потом участвовал в пуске БДМ-7, а затем меловальной установки. Говорит об этом без пафоса: «Поначалу трудновато было. Но всё отладили».

Боролись с обрывностью полотна, выясняли первопричины сбоев – это запомнилось Соболеву на «меловалке» больше всего. Так что теперь, считает, участок работает в хорошем режиме.

Но главным для всех, уверен дежурный инженер, остается характеристика продукции: все-таки мелованная бумага под брендом «Омела» – своеобразный знак качества работы коряжемского комбината. Поэтому для людей выпускать только высококачественный продукт – дело чести.

Здесь и муха не пролетит

Самый уникальный участок нового производства – кухня по приготовлению меловальной пасты. До момента строительства автономной меловальной установки на комбинате ничего подобного не было. Действовали участки по подготовке химикатов для производства белых бумаг, но кухня – другое дело.

Вспоминается разговор с учеными Санкт-Петербургского государственного технического университета растительных полимеров, которые в 2013 году подготовили учебный курс для сотрудников АМУ, где преподавали много химии.

Приготовлению меловальной пасты было посвящено несколько занятий, потому что именно от ее состава зависит качество бумаги. Ученые отмечали: производство мелованной бумаги должно быть чистым в буквальном смысле. Любое постороннее включение нарушит весь технологический процесс.

«Уборка, уборка и еще раз уборка!» - вот что вспоминает про пусковые дни осени 2013-го составитель пасты Наталья Обиднык. Устроившись на работу, когда участок мелования еще строился, сотрудницы будущей кухни наводили порядок на БДМ-7, потом на самой установке. А затем запускали оборудование, отлаживали технологию, достигали качества.

«Без Павла Спирихина, нашего технолога, ничего сами не предпринимаем. Он командует, как грамотно выстроить технологический процесс, а мы в точности выполняем его поручения», – рассказывает Наталья.

Кухня на связи с поставщиком жидкого карбоната – заводом Omya. Остальные ингредиенты (до 16 различных видов) добавляют в зависимости от того, какой вид продукции вырабатывается. Надо повысить вязкость – один рецепт, разбавить пасту – другой. Химикаты поступают современные, качественные – работать интересно.

За пять лет проведена огромная работа по совершенствованию технологии. Например, из состава пасты исключили каолин, перешли на новый пигмент более тонкого помола. Выбрали другие сорта латекса, используемого для покровного слоя. Всё это делается для улучшения качественных характеристик бумаги, удовлетворения требований покупателей.

«Наши правила очень простые: соблюдать на кухне порядок и чистоту, – добавляет Татьяна Малых, коллега Натальи Обиднык. – Любая соринка может оказаться в пасте, следовательно – на поверхности бумажного полотна, и стать причиной появления дефекта».

Здесь даже не открывают лишний раз двери на улицу, чтобы в помещение кухни не попали насекомые. Ведь они могут оказаться в емкостях, где приготавливается паста. Сейчас на кухне установлены кондиционеры, так что оснований для тревог вроде бы нет. Но на всякий случай все равно развешивают мухоловки.

Еще одно непреложное правило, и тоже связанное с порядком: строго следить за состоянием задвижек, запорной арматуры – чтобы на оборудовании не было утечек. Это и экологические требования, и борьба с потерями (химикаты для приготовления пасты стоят денег).

В День компании Наталью Обиднык и еще несколько лучших сотрудников производства офисной и офсетной бумаги пригласили на главную сцену праздника, чтобы поблагодарить за отличные результаты их труда. Благодаря таким профессионалам, как Наталья и ее коллеги, Коряжме действительно есть чем гордиться.

Пережила вау-эффект

Марина Константинова, экономист по образованию, до прихода на «меловалку» работала продавцом: «Услышала о пуске нового производства, подала анкету в кадровую службу, а спустя некоторое время меня пригласили на собеседование. И вот – я здесь!»

Марине выпало осваивать продольно-резательный станок (ПРС) участка мелования. Вначале её, новичка, поставили на стажировку на такой же участок седьмой буммашины. Потом состоялся пуск автономной меловальной установки.

«Представьте: я попала на производство первый раз. Да еще на такое современное, передовое! – говорит Марина. – У меня был вау-эффект от всего, что происходит. Так что пусковые смены пролетали как миг!» Говорит, взяла на память кусочек первой бумаги с БДМ-7, а с меловальной установки – не догадалась.

На ПРС участка мелования ее поставили подручной резчика, на низкий разряд. Но даже на этой позиции дел хватало. Сегодня Марина старшая на станке. Ее подручная – Светлана Болотова. О «поведении» бумаги во время резки рулонов они знают всё: «Матовая хорошо идет, а вот глянцевая – капризная. За ней нужен глаз да глаз».

Резка на рулоны – по сути, завершающий этап производства мелованной бумаги. Здесь трудятся только женщины (наверное, потому что суперответственный участок). Они следят за натяжением полотна и ровностью торца рулонов, а также контролируют в соответствии с заказом параметры.

Многообразие раскладок (варианты раскроя рулонов на ПРС) должно быть в памяти. Марина – рабочий опытный, ориентируется в цифрах свободно («Вошло в привычку, ничего сложного!»). Более того, она зачастую подходит к начальнику участка с идеями, как лучше сделать раскрой. Говорит, надо сокращать потери: «Может, во мне проснулся экономист. А может, просто жаль терять результаты труда десятков человек, вот и предлагаю каждый раз улучшить раскладку».

Словом, на автономной меловальной установке каждый стремится работать как можно эффективнее, понимая, что за пачкой красивой бумаги – труд людей от делянки до наката.

Главное – стабильность

...У каждого из рабочих спросила, какую трудовую смену он считает для себя идеальной. Ответы совпали: без обрывов, без отбраковки, без замечаний – чтобы и следующая смена прошла на производстве в нормальном режиме.

Ответственность за дело, стабильность и постоянное развитие – главные составляющие успешной работы на одном из сложнейших участков основного производства ЦБК.

Татьяна Иванова

Фото автора