«Люди, будьте счастливы! Мы строили этот город для вас»

0 62
0 62

Накануне общегородских праздников – разговор с ветеранами легендарного треста №6. Можно сказать, они выросли вместе с Коряжмой, вместе с комбинатом. Или Коряжма и комбинат выросли благодаря им?..

Удивительный город – Коряжма. Современный, хорошая планировка, широкие улицы, прямые дороги. Летом в выходные дни кажется, что попал в параллельный мир: людей почти не видно (большинство на дачах), вместо шума машин – стрекотание кузнечиков, вместо выхлопных газов – аромат скошенной травы. В будни народу тоже немного. Где все? На работе.
Удивительный город – Коряжма! С одной стороны, молодой: он городом стал только в 1985 году. С другой стороны, история его прослеживается с 1535-го. Вычегодско-Вымская летопись в 1535 году указывает: «Лета 7043 на Каряжме-реке на Вычегде преподобный Симон и Логим создвигли манастырское строение и дворы манастырские и церкви святеи». В монастыре трудилось много мастеров: резчиков по дереву, ювелиров, ткачей, каменщиков, плотников. В библиотеке монастыря было более 300 книг. Постепенно монастырь стал прирастать не только братией, но и землями. Уже в 1630 году за монастырём числилось 76 деревень, две мельницы, лес, рыбные водоёмы. После революции монастырь ликвидировали, монахов расстреляли...
В 1921 году на всероссийской конференции постановили о причислении здешних мест к числу областей, на которых планировалось открыть предприятия бумажной отрасли. Строители-изыскатели появились у деревни Коряжемка в 1935 году, но в связи с начавшейся Великой Отечественной войной строительство было законсервировано и возобновлено лишь в 1953-м.
В качестве единого подрядчика выступал трест «Котласбумстрой», специально созданный в 1953 году для строительства ЦБК. Впоследствии он был реорганизован в строительно-монтажный трест №6.
Полномасштабные работы по строительству бумажного комбината и рабочего посёлка были начаты в 1954 году. Тогда на строительстве работали 359 рабочих, ИТР и служащих. Было построено около 200 четырёхквартирных домов, несколько десятков щитовых общежитий.
Они строились одновременно, Коряжма и комбинат. С марта 1957 года поселение официально стало называться посёлком Коряжма. Для строительства завода и выполнения плана требовалась рабочая сила. В 1957 году был издан приказ министра лесной промышленности и министра внутренних дел о создании в поселке Коряжма колонии для заключенных.
Решением ЦК ВЛКСМ от 20 сентября 1960-го строительство Котласского ЦБК объявлено Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. После этого начался массовый приток молодёжи на стройку. Ехали по путёвкам целыми классами из Архангельска и области, из Ленинграда… К 1985 году в поселке было пять микрорайонов, два проспекта и 27 улиц.
Всё, что построено в Коряжме, - дело их рук, в прошлом - работников строительно-монтажного треста №6. На сегодняшний день в Коряжме проживают 70 ветеранов СМТ.
Трест распался, по воспоминаниям ветеранов, году в 2005-2006...
Всё, что написано ниже, я узнала от двух дам, весёлых, энергичных. Они буквально выросли вместе с Коряжмой, вместе с комбинатом. Или Коряжма и комбинат выросли благодаря им?

Татьяна Алексеевна Васькова, председатель совета ветеранов СМт №6:
Всё начиналось с треста, и всё создано трестом

  • Я местная. Мы переехали сюда в 1953 году из-за реки. Зря говорят про холодное лето 53-го: здесь стояла жара.
    Мама тогда была на последнем сроке беременности. Только приехали, переправились через реку – и в тот же день родилась Валя, моя сестра.
    Нас поселили в финскую «четвертушку». Тогда были и бараки, куда селили отряды приезжающих строителей, и частный сектор, люди хотели иметь свои дома.
    Строительство велось на месте деревень Малое Копытово, Большое Копытово, Глубокое – там, где мост сейчас стоит, на высоком берегу. Коряжемка, Песчаница. Места глухие, унылые, почти гиблые. Недаром говорят, что название Коряжмы пошло от слова «коряга». Начинали стройотряды – ими подняты дома на улице Матросова, хорошие, деревянные, с печным отоплением. Потом подключилась зона.
    Бараки, где жили заключенные, были до уровня нынешнего дома Ленина, 35. Их возили отсюда на строительство, на объекты комбината в вагонах по узкоколейке, она шла по берегу. А бывало, и машинами по лежнёвке, на «газончиках» были кузова приспособлены. Объект огораживался колючей проволокой. Заключённые работали в одну смену, а мы, вольнонаёмный состав, – в другую, не пересекались. Руководящий состав был общий.
    Я училась в школе №10. Эта школа – один из первых больших объектов треста «Котласбумстрой» (сначала они строили дома, бараки да объекты комбината). Мы в неё всем классом перешли из старой школы №1. Школу сдали в ноябре, а в третьей четверти, сразу после Нового года мы в нее переходили. Она просто дворцом казалась. Ну, как же: три этажа да в подвале мастерские всякие. А лестницы какие широкие, перила!..
    Работать я пошла в 1963 году, после окончания 8 классов. Первый объект – общежития, пятиэтажки, у реки стоят четыре корпуса. Осваивала профессию маляра. Нас отправили сначала на подсобное хозяйство, тоже трестовское. На поле работали.
    Подсобное хозяйство долго было. Даже после того как «Котласбумстрой» преобразовали в трест №6, откармливали свиней. Мясо шло в столовые, а перед праздниками делали забои и свежее мясо продавали сотрудникам, развозили в магазины. Это только в 80-х годах закончилось.
    …Всё начиналось с треста, и всё создано трестом. Сами строили, сами обживали. Трест одним из первых освоил метод Злобина.
    Я работала в СМУ-2, одном из основных подразделений треста. Мы строили жильё и социальные объекты: школы, детские сады... Ни один объект в Коряжме не обошелся без наших специалистов: маляров, штукатуров, отделочников, плиточников. Бригадиры, мастера ездили для повышения квалификации, были школы передового опыта. Их приглашали даже в Москву на учебу.
    У нас применялся метод Злобина: все работы выполнялись силами одного треста. Мы строили объекты полностью: от котлована до отделки, сдавали под ключ. Даже благоустройство делали сами.
    В тресте до шести тысяч человек работали. В 60-е годы средний возраст их был 23-24 года.

Нина Васильевна, член совета ветеранов СМТ №6:
Вся семья у нас в АТП работала.А дети наши – на ЦБК

  • Привез нас сюда папа. У нас большая семья была: родители, бабушка, пятеро детей. Приехали в Коряжму в 1957 году. Папа уже год, как работал водителем в автохозяйстве треста «Котласбумстрой», ему дали двухкомнатную благоустроенную квартиру для семьи. Мы приехали все, ещё и коровушку, поросеночка с собой привезли.
    Там, где мы раньше жили, в леспромхозе, в школе было только четыре класса. А старший брат уже окончил её, надо дальше учиться - значит, придётся в интернат ему ехать, в Вандыш.
    Отец не захотел сыновей по интернатам разным отправлять - значит, надо переезжать куда-то. Он хотел в другое место, да по пути встретил знакомого, Торопова Ивана Александровича, и тот ему говорит: «Выходи на Низовке! Там школа строится, жильё сразу дадут!» Ну папа и послушал его, вышел. Пришёл в трестовскую автоколонну работать. Сафьян, управляющий трестом, подписал ему заявление на квартиру.
    Сафьян и Сильченко были такие неравнодушные люди! Лекции читали для всех. Помню, как про космос рассказывали. Сильченко - первый директор ЦБК. Наравне со всеми тоже жил в коммуналке.
    Помню, привёз нас папа, заходим в квартиру – такая красота! Комнаты светлые, большие, 20 и 16 квадратных метров, кухня шесть метров, потолки высокие. Туалет, ванна – нам в диковинку всё. А как папа воду открыл – мы отпрыгнули даже: не ожидали.
    Когда мы приехали, дорога уже была бетонка, а во дворе – песок. И до сих пор помню: когда мы ехали к дому, так хлебом пахло! Такого запаха теперь нет. В городе было зелено, между домами ягоды росли. В школу мы пошли 13-ю, а потом нас всех перевели в десятую.
    …Я пришла в автохозяйство (АТП-4) в 1969 году, работала в бухгалтерии. 35 лет. Папа был водителем, потом механиком, начальником автоколонны стал. Муж мой 25 лет работал водителем, братья тоже начинали здесь слесарями. Вся семья у нас на автотранспортном предприятии работала. А дети наши - уже на ЦБК.
    В АТП было 400 автомашин, три большущие автоколонны: грузовики, МАЗы, КамАЗы, КрАЗы, бортовые машины, автобусы. Позже в Котласе наша автоколонна была, в Коноше.
    Магазины мы тоже строили сами, их у нас много было. А снабжение ленинградское, чего только не было! Для нас, детей, было всё очень заманчиво. И бытовая техника, стиральные машины… Можно было через посылторг заказать.
    Построили комбинат бытового обслуживания, там потом был магазин «Сапожок». В КБО открылись парикмахерская, ателье, обувная мастерская. Папа, помню, костюм сшил и себе, и братьям.
    Жильё было благоустроенное не всё. В «четвертушках», например, - ни туалетов, ни воды. (Пока до туалета бежишь, ягодок по пути посшибаешь, голубики много росло.) Колонки не везде были, надо было водовозку караулить…

На этом разговор, который можно было вести,
не сомневаюсь, еще очень долго, пришлось прервать.
Моим героиням нужно было отправляться закупать подарки ко Дню города для тех ветеранов треста, кто в силу возраста и состояния здоровья, к сожалению, не сможет быть
12 августа на празднике в честь 65-летия легендарного
СМТ №6.
На прощанье ветераны просили передать тем, кто живёт
в построенном ими городе: «Люди! Мы строили этот город для вас. Будьте счастливы!»

Материалы подготовила Елена Латинская
Фото из архива