Коряжма: соответствуем НДТ, но планируем работать лучше

0

С 2003 по 2019 год предприятие выполнило целый ряд проектов, чтобы снизить промышленные выбросы и сбросы, довести экологические показатели до уровня мировых стандартов. Однако жизнь не стоит на месте. И, по мнению главного эколога филиала в Коряжме Николая Головко, комбинат при всех успехах последних лет «пока ещё на перепутье». Почему – ответы в интервью.

ПЫЛЬ В ГЛАЗА ПУСКАТЬ НЕ БУДЕМ

– Николай Александрович, в Коряжме с 2013 по 2017 год заменено шесть газоочистных установок. Уровень выбросов комбината достиг нормативов наилучших доступных технологий (НДТ). Можем ли в этой связи утверждать, что задачи по сокращению загрязнения атмосферы решены?

– Комбинат действительно сегодня добился неплохих результатов в области экологии. Но, во-первых, технологии развиваются, появляются новые, а вместе с этим повышается и планка экологических требований. Во-вторых – есть ещё над чем работать и у нас.

Например, есть маркерное вещество* для нормирования ЦБК, в том числе нашего, по стандартам НДТ – это выбросы дурнопахнущих газов (ДПГ). В этой части мы находимся в рамках нормативов. И даже с запасом – с учетом того, что российский справочник НДТ более лоялен к заводам ЦБП, чем европейский. Кстати, по европейскому справочнику тоже соответствуем НДТ.

Мы приводили эту цифру на Баренцевом совете: удельный показатель ДПГ комбината по итогам 2019 года – 0,1 кг на тонну готовой продукции. При этом верхняя граница по российскому справочнику – килограмм, нижняя – четверть килограмма. По европейскому, а у них принято оценивать выбросы ДПГ в пересчёте на чистую серу (так называемый показатель TRS), мы тоже на неплохом уровне – 0,06 кг при коридоре от 0,17 до 0,03. То есть мы ближе к нижней границе.

Другая «сторона медали» – выбросы пыли от содорегенерационных котлов (СРК) и известерегенерационных печей (ИРП). К ним требования – не более 50 миллиграммов в одном кубическом метре выброса. На текущий момент по выбросам пыли комбинат соответствует требованиям российского законодательства. Но вскоре предприятию предстоит получить комплексное экологическое разрешение (КЭР)**, и вот тогда будет понятно, как изменятся требования государства в этой части и насколько мы им соответствуем.

Прекрасно понимаем, что сегодня есть технологии, которые позволяют существенно снизить выбросы пыли. Работа в этом направлении идет: проведена реконструкция СРК-1 и СРК-6, где установлены электрофильтры нового поколения. На ИРП-3 и ИРП-4 также реализованы хорошие проекты. В этом году на очереди глобальная реконструкция СРК-5 с заменой электрофильтра. Частично сделан проект на СРК-3: модернизирована половина электрофильтра, в целом видим неплохие результаты по очистке.

В стадии FEL-2 находятся проекты по установке электрофильтров на ИРП-1 и ИРП-2. Рассчитываем, что через два-три года они также будут реализованы. После чего необходимо приступать к реконструкции СРК-2.

– А что скажете по корьевым котлам?

– Эта тема для нас, экологов, болезненная. Здесь наше предприятие отстает от конкурентов. Корьевые котлы не соответствуют НДТ, даже в части мокрого золоудаления. Технологии – советских времен, оборудование – старое, поэтому говорить о снижении выбросов не приходится.

Честно сказать, мы рассчитывали на строительство нового корьевого котла с кипящим слоем, который позволил бы решить целый комплекс экологических вопросов. Это полная или частичная утилизация избыточного ила, образующегося на станции биологической очистки промстоков. Это существенное снижение выбросов пыли. Здесь же зашита энергетическая составляющая и много чего еще.

Проект из разряда «долгожителей». Его рассматривали, приостанавливали, снова брали в работу. И так лет двадцать, не меньше. В 2019 году в очередной раз принято решение – остановить. Хотя, считаю, рано или поздно жизнь нас заставит вернуться и реализовать проект в том или ином виде.

ДОБАВИТЬ НОСИТЕЛЕЙ БИОМАССЫ, ЧТОБЫ СНИЗИТЬ ОБЪЕМЫ ИЛА

– ЦБП – водоемкое производство. Комбинат многое сделал для сокращения забора речной воды и нагрузки на очистные сооружения, повышения качества очистки промстоков. Ваша служба отслеживает эффекты от уже реализованных проектов? Каковы они? Какие вопросы «по воде» выходят на первый план?

– В разработке есть хороший проект модернизации усреднителя на станции биологической очистки промстоков (СБОП). Суть его в том, чтобы переоборудовать резервуар для усреднения стоков в биологический реактор, тем самым создать ещё одну ступень очистки. Основа биореактора — носители биомассы. Они представляют собой пластиковые цилиндры с разветвлённой внутренней поверхностью, на которой образуется пленка из бактерий. Плёнка очень устойчива к агрессивным воздействиям и одновременно хорошо очищает сточную воду, что позволяет сгладить пиковые нагрузки в стоке перед их поступлением в аэротенки, более глубоко очищать сточную воду перед сбросом в водоём.

Это так называемая BAT-технология***, которая сдерживает прирост активного ила в процессе очистки стоков до 25%. В конечном счете получаем снижение объемов ила, который сегодня вынуждены складировать на илоосадконакопителе, а в перспективе планируем сжигать в котле с кипящим слоем.

К началу 2020 года мы вышли на этап FEL-3 по проекту и уже были готовы перейти к реализации. Но в силу ряда обстоятельств реализация проекта перенесена на более поздние периоды.

Вместе с тем мы закончили реконструкцию вторичных отстойников, в самом разгаре модернизация первичных отстойников и илоуплотнителей. Ведется модернизация всего насосного хозяйства и диспетчеризация самой станции. Большое внимание уделяем межцеховому взаимодействию между производством и СБОП в части предупреждения о промывках, ремонтах и других ситуациях, влияющих на работу «биологии». В совокупности всё это также даёт экологический эффект.

Что касается стоков, то здесь мы тоже по многим позициям в НДТ. Представили совету Баренц-региона следующие данные. В части хлорсодержащих соединений (адсорбированный органический хлор, или АОХ) российские НДТ требуют выполнять норматив в 0,4 кг на тонну готовой продукции, европейские – 0,2. Коряжма показала 0,08 – и это закономерно, ведь на комбинате в технологии отбелки не используются ни молекулярный хлор, ни гипохлорит. Как вы знаете, осенью 2019 года комбинат вообще перестал применять гипохлорит даже для обеззараживания воды.

– А что стоит на втором месте после хлора?

– Маркером с точки зрения мировых стандартов по промстокам является ХПК (химическое потребление кислорода). Это интегрированный показатель, который довольно сложно регулировать. В западных технологиях он является ключевым, поскольку характеризует общую загрязненность промышленных стоков независимо от их состава.

Повторюсь, здесь мы тоже в НДТ. В России верхняя планка норматива – 30 кг на тонну продукции. В Европе – 20 кг. Коряжма декларирует 11 кг.

Однако «внутри» этого показателя есть позиция, по которой в целом филиал немного не дотягивает до НДТ, – это взвешенные вещества. Здесь нас «тянут вниз» второстепенные выпуски сточных вод. Вроде бы незадействованные в технологии, они, согласно методологии, учитываются при расчёте удельных сбросов предприятия.

В данном случае вижу один путь – это разработка и реализация программы повышения экологической эффективности филиала, которая позволила бы закрыть «узкие места».

Мы возлагаем большие надежды на модернизацию усреднителя, которая может быть реализована в три-четыре года путем переделки емкостей и трубопроводов, изменения системы аэрации и каналов, применения современной системы пеногашения.

Это реально большая работа. Но это же – и огромный шаг вперед в части снижения сбросов. Мы продолжаем готовиться к реализации проекта.

– Еще одним важным шагом является улучшение локальной очистки…

– Думаю, что с пуском нового древесно-подготовительного цеха и закрытием соответственно ДПЦ-1 и ДПЦ-2 мы сразу получим эффекты как по гидравлике, так и по качеству стока. Потому что на новом ДПЦ будет использоваться сухая окорка – расход воды уменьшится, загрязненность самого стока снизится. Мы рассчитываем получить следующие экологические эффекты: более стабильную работу всех участков СБОП, снижение прироста ила в качестве отхода.

ОТХОДАМ – ВТОРУЮ ЖИЗНЬ

– К слову, обращение с отходами – одна из самых обсуждаемых тем. Для Коряжмы «горячей точкой» долгое время был щелоконакопитель. Но в 2018 году комбинат завершил его рекультивацию. Куда и как теперь вывозим производственные отходы?

– Щелоконакопитель действительно закрыт как объект для размещения отходов. Основной этап рекультивации закончен. В планах проведение биологического этапа – посев травы и посадка деревьев.

Сегодня для складирования промышленных отходов комбината используются карты «один-шесть» илоосадконакопителя, которые были переоборудованы под эти цели.

– Комбинат за последние годы хорошо продвинулся в части раздельного сбора производственных и бытовых отходов. Что делается в этом направлении еще?

– Пластик, макулатура, доски, оргтехника, резина, отработанное масло… Действительно, все это мы собираем и вывозим раздельно. Более того, многие материалы у нас покупают как сырье для вторичной переработки.

В этом году мы нашли переработчиков для обрезков гильз, которые используются для намотки рулонов картона и бумаги. Их производит ООО «Илим ТНП» из клееного картона. Оказалось, что и эти промышленные отходы возможно переработать. В настоящее время практически все обрезки гильз филиала продаются специализированной организации. Их вовлекают в хозяйственную деятельность как вторсырьё. Это еще один шажок в направлении экологических подходов.

В филиале действует рабочая группа, которая решает вопрос получения товара из отходов с высоким содержанием минеральных частиц, образующихся в подразделениях ПЛ «Энергетика». Это отходы регенерации щелоков, зола от сжигания угля и коры. Сейчас их вывозим на объекты размещения отходов. Теоретически они могут быть применимы в строительстве.

В принципе, мы заинтересованы снижать объемы отходов «на вывоз», продлить службу полигонов. И вот здесь возвращаемся к проекту строительства корьевого котла с кипящим слоем, который мог бы сильно повлиять на решение вопроса.

«ЦИФРА» И ЭКОЛОГИЯ

– Идет автоматизация экологического учета и отчетности. Каковы успехи внедрения SAP EHSM**** на коряжемской площадке? Чем «цифра» может помочь экологии?

– Тут вижу два направления. Первое – это установка приборов онлайн-контроля сбросов и выбросов для эффективного управления технологическими процессами и передачи данных в госфонд, то есть, по сути, сразу в надзорные органы. Это обязательное и срочное требование государства по экомониторингу, но предприятиям дан люфт по времени. Мы планируем выполнить эту работу: по сбросам – летом, по выбросам – до 2025 года.

Второе направление – автоматизация процессов экологической отчетности и мониторинг показателей внутри компании, что позволяет делать модуль SAP EHSM. Проект реализован, модуль работает, наверное, уже на 80%, но нам требуется время на шлифовку ввода и расчета данных, применения формул.

Да, модуль полезен, его возможности огромны, но в ходе внедрения мы увидели шероховатости, которые надо исправлять, переделывать, что-то добавлять, улучшать. Этим занимается большой коллектив наших специалистов, подрядчиков. Мы созваниваемся, переписываемся, спорим. Трудно, но, хочу подчеркнуть, это уникальная практика, беспрецедентный опыт, которого в России нет ни у кого!

Проект идет в Сибирь. Он расширяется. Так что могу сказать большое спасибо всем, кто в него вовлечен. Надеюсь, в итоге мы получим продукт, который в разы повысит скорость и качество работы экологической службы Группы «Илим».

Татьяна Иванова

Фото Сергея Морщинина