«На Чижовском плацдарме погибли тысячи наших солдат. Среди них – мой отец»

0

Нина Александровна Малетина принесла в редакцию две фотографии, бережно хранящиеся в семейном архиве. На одной – её отец, Александр Михайлович Чувашев. В 1942 году он ушел на фронт и не вернулся. На второй – муж Владимир Иванович Малетин. Тоже фронтовик. Его призвали на войну в 17 лет. Уже после победы, в Польше, был ранен, демобилизовался в 1949-м.

«У мамы с военных времен хранилась только похоронка на отца, а информации: где он воевал, как погиб – не было. Начать поиски решили пять лет назад, к 70-летию Великой Победы. Обратились к коряжемскому поисковику Василию Исакову. Через него и узнали сведения о боевом пути нашего папы, Чувашева Александра Михайловича, уроженца деревни Сафроново Ленского района.

Он был призван на фронт в начале 1942-го. Направили в Вологодскую область, где формировалась 100-я стрелковая дивизия. В ее составе были бойцы 1921–1923 года рождения, представители 25 национальностей. Командиры рот и батарей прибыли с Карельского фронта, многие уже успели повоевать в 1941 году», – рассказывает Нина Александровна, ссылаясь на сканы документов.

В них также сказано: обучение молодых бойцов шло с февраля по май 1942-го. А потом – сразу на передовую. Буквально перед этим Чувашев Александр Михайлович принял присягу и стал красноармейцем при 676-м отдельном батальоне связи.

Сотая стрелковая дивизия прибыла на передовые позиции в очень сложной обстановке – стратегическая инициатива перешла в руки врага. Немецко-фашистское командование сосредоточило на юго-западном направлении ударную группировку в составе 69 пехотных дивизий, 10 танковых и 8 мотодивизий.

28–30 июня началось наступление в Донбассе и на Воронеж. Там в тяжелых боях и получила боевое крещение 100-я дивизия.

Даже представить страшно, какой ценой досталась победа в боях за Чижовский плацдарм (это предместье Воронежа). Советские воины стояли здесь насмерть и, несмотря на превосходство противника, сумели отстоять город. Бои за Чижовку длились в течение 202 суток, дни и ночи, с 6 июля 1942 года до полного освобождения – 25 января 1943-го. Пофамильно известно о 1 тысяче 535 убитых. Если к ним добавить пропавших без вести и раненых, цифру можно смело увеличивать в два-три раза. «Там, в кровопролитной схватке на Чижовском плацдарме, погиб и мой отец. Теперь мы знаем дату его гибели – 23 сентября 1942 года – и как это произошло, - говорит Нина Александровна. - Когда немцы стали наступать, он вместе с другим связистом находился в окопе. Нашего сразу убило, а друга тяжело ранило – оторвало взрывом руку, глаз выбило. В лазарете он рассказал, что, когда папа погиб, вытащил у него из кармана записную книжку, в ней был конверт с запиской: «В случае моей смерти прошу сообщить семье…»

В священный для всей страны день 9 Мая в семье Нины Александровны вспоминают и других фронтовиков. В Великую Отечественную воевал её муж, Владимир Иванович Малетин. Его призвали на войну на 18-м году, забрали прямо из ФЗО (школа фабрично-заводского обучения). Был снайпером, воевал на 2-м Белорусском. Освобождал Латвию, Германию, Польшу, зачищал тылы от вражеских формирований. Получил ранение в шею. После войны служил в Бресте до 1949 года.

О судьбе двух братьев мамы Нины Малетиной практически ничего не известно. Старший, Константин, воевал под Ленинградом, оборонял Ладожское озеро и Дорогу жизни. Младший, Николай, в конце 30-х годов был призван в армию. Осенью 1941-го должен был демобилизоваться и вернуться домой. Но грянула Великая Отечественная. Известно, что Николай воевал в Бресте и как в воду канул.

Лариса Иванова