Когда оживают фото

0

В декабре картонно-бумажное производство филиала Группы «Илим» отметило 55 лет со дня пуска. Этому событию были посвящены в музее ЦБК круглый стол и фотовыставка.

За лекции – спасибо

На круглый стол и экспозицию, посвященные юбилею картонно-бумажного производства, пригласили его ветеранов. Среди них был и Владимир Краюхин. Он отдал КБП 38 лет, из них 16 работал старшим технологом.

Рассматривая фотовыставку, Владимир Александрович вспомнил время, когда начинал сменным мастером, и в частности рассказал: «Был начальником бумажного цеха Алексей Дмитриевич Хахаев. После смены всегда вызывал к себе, чтобы… прочитать лекцию, как с людьми работать, какие я допустил ошибки. Даже после полуночи считал своим долгом позвонить и поинтересоваться, как прошла смена». И Владимир Александрович благодарен опытному коллеге за науку, потому что всё, чему научился, пригодилось.

Крепкая опора

Всеволод Тянин руководил картонным цехом пять с половиной лет, запомнил это время как самое горячее: «Домашний телефон звонил постоянно. Если на машинах обрыв или авария, и на дачу приезжали. Ведь картон – продукт тяжелый для достижения показателей качества».

Всеволод Николаевич уверен: опора руководителя – опытный, знающий рабочий. «После техникума пришел к нам Сергей Семеничев, работал машинистом КДМ-3. Очень грамотный специалист, справедливый человек. А на четвертой машине – Виктор Кошелев. Оба «держали» технологию, вносили много дельных предложений, чтобы улучшить производство картона. Высочайшего класса рабочие!»

На старших цех держится

Светлана Чупракова прошла практику на машинах КБП. Окончив училище и получив диплом, полтора года трудилась на продольно-резательном станке: ждала вакансию прессовщика. И, конечно, она благодарна наставникам за школу мастерства.

«Виктор Витальевич Кошелев – самый лучший наставник! – утверждает Светлана Сергеевна. – Если уж он присел на ступеньки машины и задумался – всё, жди: что-нибудь новое да придумает». Новое – значит, рационализаторское, чтобы машина шла ровнее, а картон получался качественнее.

Виктор Кошелев, Алексей Тетерин, Михаил Звездин, Аркадий Шенин… Список старших машинистов КБП можно продолжать долго. Каждый из участников круглого стола назвал хотя бы одно легендарное имя.

Анатолий Росляков трудился в картонном цехе 17 лет – мастером, технологом, начальником. «Это было изумительное время! – сказал Анатолий Павлович. – Счастлив, что встретились мне в жизни прекрасные люди, честные труженики». Многие – ветераны войны, как, например, Михаил Николаевич Звездин. Рабочий старой закалки, он всё делал по высшему уровню.

Анатолий Павлович с особой теплотой вспомнил старшего машиниста КДМ-4 Ершова. «Геннадий Дорофеевич был замечательным человеком. В любое время поможет, даст совет. Бывало, звонишь ночью – неудобно, извиняешься, а он: «Посылай машину!» Приедет, посмотрит, подумает. Сукно сменит – машина пошла».

Рука – хорошо, но прибор надёжнее

В прежние времена ладонь машиниста служила лучшим «анализатором» качества бумажного полотна. Недаром, вспоминают ветераны, практически у всех машинистов ладони были блестящие, будто лакированные. Однако настоящий прибор в руках специалиста воспринимался как благо.

Резчики картона, вспоминает Серафима Головачева, с нетерпением ждали в дневную смену начальника лаборатории Людмилу Маслову. Она во всем любила точность, и у нее всегда был наготове прибор для измерения влажности полотна по профилю. «…Придёт в цех, приложит прибор к тамбуру, а потом идет на машину разбираться, почему появились влажные полосы», – сказала Серафима Витальевна.

Готовили кадры со школьной скамьи

Людмила Маслова ежегодно учила и аттестовала лаборантов. Участница пуска КБП Лидия Конасова вспоминает: «Однажды даже заплакала от того, что не получился анализ. Жесткость оценивали, отжимая пробу массы рукой, и каждый раз что-то не совпадало. А варщикам требовалась точность, чтобы дозировать щелок на варку. Людмила Марковна учила нас всё делать грамотно и без ошибок».

Для многих глубокие знания стали стартом профессиональной карьеры. Лидия Конасова три года в школе постигала азы химанализа в центральной лаборатории ЦБК, под руководством Масловой. После получения аттестата выпускников взяли на сульфатный завод.

Больше всего Лидии Павловне, тогда девчонке, запомнилось, как главный инженер ЦБК Владимир Лихобабин лично поздравлял рабочих с первой варкой. «Ночью пришел на пульт и каждому пожал руку. Даже простым лаборантам!»

Технология ЦБП увлекла так сильно, что спустя семь лет, окончив курсы отбельщиков, Лидия Павловна поступила на производство печатных бумаг.

Хорошие идеи не теряются

У работников комбината складывались не только трудовые биографии, но и супружеские пары. У каждой своя история. Лидия и Николай Конасовы на танцах случайно узнали, что трудятся на одном производстве. Ей было тогда 20, ему – 25.

Николай Николаевич приехал на стройку в 1959-м по комсомольской путевке из Великого Устюга. Стал пусковиком завода нейтральной сульфитной полуцеллюлозы и вскоре попал в кадр благодаря коллегам-рационализаторам. «В смене были слесарь, электрик и я. Мы придумали промывку сетки на ходу, и тут же нас взяли в кадр. А иначе вряд ли сфотографировали бы!»

Рационализаторов на КБП всегда поощряли. За полвека их руками сделано многое. Борис Власенко, более 40 лет отдавший участку каустизации и регенерации извести, взял в руки фото, на котором молодые рабочие что-то обсуждают. «Вы думаете, они просто так сидят, позируют? Ничего подобного! Анатолий Пономарев, Геннадий Залёкин, Валентин Бочкарев придумали прибор, который замеряет мутность белого щелока. А раньше миксовщик всё определял на глаз», – рассказал Борис Кузьмич.

Желание сделать родное производство лучшим было велико, и люди не считались со временем. По словам слесаря со стажем, участника многих модернизаций Валерия Заболотских, так работали и технические службы.

На круглом столе в музее ЦБК Валерий Петрович, в частности, рассказал: «Раньше сетки были бронзовые, часто, через каждые четыре-пять дней, приходилось менять. А когда машины перешли на синтетические сетки и гидропланки, то надежность и производительность выросли. Всем стало легче работать».

Хроника продолжается

Татьяна Юрецкая, отдавшая комбинату 37 лет, большую часть – КБП (трудилась крановщиком, упаковщиком, размольщиком), была рада встретить на круглом столе наставницу Валентину Шадрину: «Учителя у меня были хорошие! С Валентиной Зосимовной, например, в одной смене работала, всему у нее научилась».

Татьяна Леонидовна, как выяснилось, вела собственную фотохронику родного производства. Оценив экспозицию, захотела передать свой архив в музей ЦБК – чтобы имена и лица героев производства не затерялись. Наверное, это будет правильно, если старые фото оживут в руках ветеранов и коряжемцы услышат новые рассказы о людях труда.

Татьяна Иванова

Фото Сергея Морщинина