«Огонек» в гостях в Коряжме

0

...Я спросил у комбинатских ЭВМ о поставках за день и через несколько минут получил ответ на двух страничках. Выходило, что сегодня (как и вчера) больше всего прибыло лиственных балансов, что они четвертого сорта (о такой древесине говорят не без пренебрежения «технические дрова»), что щепа шла хорошая, первосортная была щепа, немножко прислали и стоек. Но исчеркал обе странички и едва нашел упоминание о еловой древесине. 

– Покажу, что можно сделать из «листвы», – сказал мне варщик целлюлозы Юрий Николаевич Коновалов, потомственный, можно сказать, бумажник. Было время, работал он на Сокольском целлюлозно-бумажном комбинате, это в Вологодской области. Там было одиннадцать котлов, а все вместе они давали меньше продукции, чем один котласский.

Коновалов вовсе не стремится умалить масштабы Сокольского комбината, просто он хочет подчеркнуть здешние возможности. Здешний котел – всем котлам котел. «Кастрюля» с многоэтажное здание. Чтобы попасть наверх, где и загружается щепа, мы поднялись на отметку «52», а уезжали с «9». А есть еще и первый, точнее, «0,0» этаж. Тысячи тонн целлюлозы – норма такого котла. Щепа засыпается сверху, чтобы выйти внизу податливым, готовым к дальнейшей обработке материалом.

Никто и никогда прежде не варил из лиственных деревьев целлюлозу в таких объемах, как на Котласском комбинате. Котласцы доказали, что целлюлоза из «листвы» – хорошее сырье. Когда ее примешиваешь – в определенной пропорции – к еловой целлюлозе, можно получать бумагу даже лучше, чем прежде.

– Но есть опасность дискредитации такой целлюлозы, – замечает Юрий Коновалов. – Ее доля не должна превышать строго определенной величины. Бывает же иначе. И еще: мы иногда получаем щепу несортированную, сорную.

Камни и гвозди, конечно, проскользнуть не могут: и сита их отберут, и магнитные заслоны есть. А вот попробуй отличи щепку одной породы дерева от другой… Отличать стараются. Есть кому отличать. Тот же Коновалов. Недавно он получил диплом Ленинградской лесотехнической академии, у многих его товарищей стаж и мастерство тоже такие, что сами по себе стали заслоном брака. Диффузорщики Екатерина Васильевна Горынцева, участник варки миллионной тонны целлюлозы, или Тамара Валентиновна Соколова, которая мне показывала, как варится древесная щепа, старшие варщики Э.К. Виричев, Н.А. Вирачев, А.С. Конин: да, если разобраться, все, вместе с начальником производства современного склада инженером Геннадием Ивановичем Голубевым, могут отличить. Но не стоять же им на ручной сортировке! Тогда не тонны будут варить, а килограммы…

Из очерка К.Барыкина

в журнале «Огонек» за 1979 год