Мы движемся вперёд. Будем расти и работать здесь

0

Когда над скорой свет мерцает синий,

Шепчу я про себя в минуты эти:

Благослови врачей своих, Россия,

Спешащих на работу на рассвете.

Блажен, кто в пору юности незрелой,

Беспечность проявляя и отвагу,

В халат впервые облачился белый

И принял гиппократову присягу…

Александр Городницкий

Пол в операционной старой больницы был очень холодным. Николай Павлович Черемисин оперировал в тапках, а Александра Владимировна – стоя на ящике. Так в деревянных стенах возле Слободки начиналась коряжемская хирургия.

Один мудрый доктор сказал: «Хирургия – это родоначальница всего искусства врачевания». В Коряжму хирургия прибыла в 1958-м в лице супругов Черемисиных, отстоявших на посту врачевания 55 лет! Шаг за шагом, рука об руку они поднимали здесь медицину, создавали коллектив больницы и поликлиники, на базе которой была открыта школа передового опыта, оперировали, были наставниками молодых врачей, растили своих детей и внуков, принявших врачебную эстафету. Сегодня в династии Черемисиных девять докторов.

Как дорогую реликвию хранит заслуженный врач России Александра Владимировна, отметившая 90-летний юбилей, альбом со старыми фотографиями – подарок благодарных коллег. И вспоминает, вспоминает, как всё начиналось.

А мне, по праву ребёнка, выросшего в больничных коридорах (мама моя работала в больнице), хочется обнять её и слушать не прерывая про военное трудное детство, про длинный путь к профессии, про судьбоносную встречу с Николаем Павловичем (светлая, вечная память!), уникально талантливым врачом и замечательным руководителем, несмотря на его вселенскую доброту. И конечно, о коллегах, в разные годы стоявших с ними на защите жизни и здоровья.

Заповеди Алексея Абрамова

Руководство хирургическим отделением коряжемской больницы принял из рук Александры Владимировны Черемисиной Алексей Андреевич Абрамов, следовавший в жизни и профессии двум заповедям.

Первую он неустанно повторял молодым медикам, перефразируя великого Конфуция: «Относись к пациенту так, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе. Каким бы пациент ни был – старым, капризным, грязным, злым, нетрезвым… – он пациент. Ты – врач, давший клятву».

Вторую заповедь слышали старшеклассники. Алексей Андреевич приходил на клас-сные часы в школу и беседовал с выпускниками о выборе профессии: «Если ты хочешь стать врачом, помни, что ты будешь учиться этому всю жизнь!»

Те, кто знал доктора Абрамова лично, вспоминают, что был он человеком немногословным и бесконечно преданным своей профессии.

Наталья Гелиевна Тараканова (физиотерапевт, институт окончила с красным дипломом) выбрала медицину по совету и заповедям Алексея Андреевича. С детства видела в нем пример трудолюбия и любви к своему делу. И вспоминает об Алексее Андреевиче с огромной благодарностью.

«У Абрамовых была большая домашняя библиотека. Книг было много, все интересные. Я любила у них бывать, – рассказывает Наталья Гелиевна. – Помню огромный книжный шкаф, очень красивый. Алексей Андреевич сделал его сам! Знаете, это для хирурга не типично. Человек со скальпелем привыкает, что ему всё кладут в руку. А он был такой мастер по дереву классный! Ребёнком я его, по правде говоря, побаивалась. Посмотрит молча, и мне кажется, что он всё про меня знает».

...Из трёх сыновей Алексея Андреевича Абрамова двое стали врачами.

Человек-эпоха Александр Глейх

Возраст и увечье оборвали жизнь преданного профессии хирурга и замечательного человека. Но отделение не осиротело, руководство принял Александр Густавович Глейх. Человек-эпоха.

Хирурга Глейха знает каждый коряжемец. Его имя увековечено в названии улицы города. О нём написаны статьи, воспоминания и книги. В одной из них, у Валентина Верховцева, я нашла описание показательного эпизода:

«Идущие по тротуару пожилая женщина и девочка лет восьми чуть замедлили шаг у таблички с названием улицы.

– Бабушка, а кто такой Глейх? – спросила девочка, разглядывая табличку.

– Человек очень хороший, – ответила женщина, вытирая слёзы кончиком платка».

Ещё при жизни имя Александра Густавовича обрастало легендами. Пару рассказов о спасении Глейхом жизни хулигана, который незадолго до того, как попасть в больницу, ночью спьяну напал на врача, слышала сама.

Глейха цитировали, повторяли и разносили его остроумные шутки. Его не просто уважали – обожали, без преувеличения. Но главное в его профессиональной биографии, о чём говорили и говорят преемники, – это школа Глейха. За тридцать лет работы в коряжемской больнице, из которых 16 пришлось на руководство отделением, он создал эту школу, внедряя новаторские методы, обучая, подсказывая, помогая, воспитывая.

Дребезги истории

Кстати, об улицах.

Каждый раз, проходя по Набережной и глядя на зияющие выбитыми стёклами окна брошенного здания в старом больничном городке, я думаю о том, как жили в этом здании терапия, неврология, хирургия.

Те, кто бездумно и тупо высадил все стёкла в больничном корпусе, конечно, не помыслили о том, что, вероятно, кого-то из старшего поколения их родных спасали за этими окнами врачи, оперировали хирурги от Бога Александр Густавович Глейх, Василий Иванович Бояринцев, Михаил Михайлович Половко.

Каково ветеранам сегодня смотреть на осколки, за которыми жила и множилась славная история коряжемской больницы?.. «Она гремела не только на всю область – на всю страну! Столько наград, памятных знамён! Куда-то они все делись, жалко», – сетует Александра Владимировна Черемисина.

...Выросшие за 60 лет в старом больничном городке тополя помнят руки врачей и медсестёр, которые их посадили.

Как радовались наши доктора в 1961-м переезду в новую больницу, как обустраивали её, облагораживали зелёными уголками!..

Дмитрий Кувакин: Расти как можно выше

Но вернёмся к хирургической теме.

Сегодня отделением заведует Дмитрий Генрихович Кувакин, сменив на этом посту врача-ветерана, прекрасного опытного хирурга Михаила Михайловича Половко.

Коллеги и пациенты говорят, что Дмитрий Генрихович достойный продолжатель выдающихся хирургических традиций Коряжмы, что он обладает лучшими качествами врача, руководителя и человека. Ещё я слышала, что Кувакин умеет без всякого рентгена определять на глаз характер перелома, о чём, выпросив время для интервью, и сообщила ему при встрече. Засмеялся: «Нет, это преувеличение. Рентген всегда нужен».

Обратила его внимание на отчества: Густавович и Генрихович.

- Дмитрий Генрихович, слава и авторитет Александра Густавовича довлеют над вами или помогают?

- Помогают. Иногда мне кажется, что я слышу в отделении его голос, хотя в стенах новой больницы он никогда не был. И работать довелось под его началом недолго: я приехал за полтора года до его ухода из жизни.

- Вы живёте и работаете в Коряжме уже больше тридцати лет. Коряжма стала вам родной?

- Конечно! Я родился в Вычегодске. Дед родом с Уфтюги. Так что откуда немецкое отчество – не знаю.

- Не могли бы вы объяснить несведующему человеку, что такое школа Глейха? Речь о какой-то особенной технике проведения операций?

- У каждого хирурга свои приёмы и своя техника. Они складываются в процессе работы, шлифуются с опытом. И у меня свои приёмы.

Речь о другом. Поясню на примере. В основе нашей работы три базовых составляющих: диагностика, тактика лечения, операция. Бывало, на специализациях в отделениях межрайонных больниц я наблюдал следующее: при трудности в установлении диагноза хирурги собираются и тот, кто ведёт пациента, представляет анамнез болезни, свои выводы и действия. Дальше коллеги начинают спрашивать: сделал ли то-то? провёл ли то-то? Врач только отвечает, не получая ни советов, ни помощи. Глейх собирал врачей после осмотра больного, спрашивал мнение каждого и на основании детального коллегиального обсуждения принимал решение.

Вообще, в любом хирургическом отделении формируется своя школа, Коряжме повезло, мы сохраняем школу Глейха и стараемся развивать её.

- Хирургическое отделение всегда было гордостью коряжемской больницы. Как бы вы охарактеризовали общую его атмосферу сегодня: подъём, стабильность, спад?

- В отделении отличный высококвалифицированный персонал, достаточно хорошего современного оборудования. От Группы «Илим» получили в подарок стойку лапароскопии, это дало новые возможности. Так что мы движемся вперёд.

- Есть тормозящие факторы?

- Конечно, хочется оперировать более объёмно, есть возможности открыть отделение специализированной помощи. К примеру – начать развивать серьёзно сосудистое направление: оперативное лечение пациентов с атеросклерозом артерий нижних конечностей. К сожалению, вопрос упирается в кадры, их пока не хватает.

- А что бы лично вам как хирургу хотелось видеть в отделении?

- Да много чего хочется… Есть два вида хирургии: плановая и экстренная. Я врач экстренной хирургии, она мне ближе. Вот хотелось бы, к примеру, вторую стойку лапароскопии.

- Будем надеяться, что ваши желания сбудутся. Что бы вы пожелали себе и своим подчинённым?

- Расти как можно выше. И работать здесь.

- А всем коллегам перед Днём медицинского работника?

- Здоровья, здоровья и ещё раз здоровья!

Надежда Исмайлова

Фото Ирины Лысцовой