Новые медицинские ипостаси

0

Лаборатории сегодня – на переднем крае борьбы с Covid-19. Наш корреспондент побывал в клинико-диагностической лаборатории Архангельского кожно-венерологического диспансера.

Диспетчер

Любой вирус – не повод для шуток. Но и болеть можно (и нужно) хоть иногда – с улыбкой. Пару лет назад, в юбилей Барышкова, я ему написала: целый главврач кожвендиспансера в знакомых, а попользоваться блатом не удается. «Обращайся», – ответил. А нужды всё не было. Могли попить чаю, поразглядывать его фотопейзажи и натюрморты.

В этот раз даже чаю не предложил. Его кабинет сейчас – диспетчерская. «Отправили вам… Перекиньте сюда… Тесты получили? Когда будут готовы анализы? Справитесь, если привезем еще 50?» Иногда Константин Витальевич «зависает» с ответом, и собеседники тоже молчат, понимая: требуется время на «подумать».

Я тоже понимаю. Еще три месяца назад никто в Архангельске не работал с коронавирусом и знать не знал про анализы на Covid-19. А потом это всё свалилось и на нас. И медучреждения региона стали засыпать и просыпаться под министерско-карпуновское «Есть новая вводная». Антон Александрович и сегодня не скупится на них: ситуация развивается стремительно и каждый день требует очередных оперативных решений.

«Избранные»

Сегодня населению более-менее понятно: главное – сидеть дома. Заболел – заберут в больницу. Контактировал – посадят на карантин. Контактировал, но в порядке – отправят в обсерватор. Только в изоляцию никто не хочет. Ни в больницу, ни в обсерватор, ни дома на диване. А хотят «пошел – проверился – свободен». Но эта схема так просто работает, например, на инфекциях, передающихся половым путём. Партнер болен?! – напугался до смерти – проверился – фу, пронесло! И если дальше блюдешь себя – точно здоров. Как минимум до следующей связи.

Именно поэтому с коронавирусом одной из главных проблем была эта: кого проверять? На всех поголовно нет не только тестов – нет смысла. Биоматериал можно взять у любого, но пока готовится анализ, человек рискует нарваться на инфекцию в магазине, аптеке, автобусе, подъезде… И окажется, что, сдавая анализ несколько часов назад, он был здоров, но в тот же день инфицировался. Так что сдавать анализы всем поголовно – не вариант.

Сдают «избранные» – вернувшиеся из-за границы или из регионов, где ситуация с пандемией хуже, чем у нас; те, кто контактировал с людьми с подтвержденным диагнозом; температурящие-кашляющие, медработники и так далее – по списку, утвержденному Роспотребнадзором и областным минздравом.

Регионам же требовалось определить не только где размещать больных, куда изолировать контактных, но и кто станет брать пробы на анализы и эти анализы делать.

Поисковики

Оставив за собой стратегические задачи в борьбе с пандемией (разработка тест-систем, строительство новых медучреждений, перепрофилирование производств, поиск новых лекарств, финансирование), центр передал в регионы право (обязанность?) самим искать, закупать и поставлять в медучреждения тест-системы, пробирки, зонды... В обычной жизни плановые поставки покрывали потребности по всем направлениям. На диагностику Covid-19 всё пошло с колёс.

Областной минздрав поручил заниматься ковидными расходниками кожвендиспансеру, где, к слову, самая мощная ПЦР-лаборатория. Первой же коронавирус встретила вирусологическая лаборатория Центра гигиены и эпидемиологии. Именно с ней и главным внештатным лаборантом области Анной Турабовой в самом начале определялись по тест-системам. Поиском поставщиков, объемами, договорами, сроками занимался КВД. Министр Карпунов в режиме реального времени стыковал «диспетчера» Барышкова с НИИ эпидемиологии, вместе искали прямые тропинки, чтобы быстрее получить необходимые расходники.

Сегодня анализы на Covid-19 в регионе делают лаборатории кожвендиспансера, Северодвинской горбольницы №2, Котласской городской, Архангельского противотуберкулезного диспансера, Вельского филиала Архангельской станции переливания крови, первой горбольницы Архангельска и областной. Каждая лаборатория работает с прикрепленными к ней медицинскими учреждениями.

На практике это выглядит так: специалист поликлиники забирает биоматериал – курьер доставляет тест в лабораторию – лаборанты делают анализ – при подозрении на коронавирус это подтверждает лаборатория Роспотребнадзора.

Кстати, многие, как и я, думали, что анализ из носа и ротоглотки берется обычными ватными палочками. Оказалось же, зонд – не палочка. И на конце – не вата, а синтетический материал, часть которого для анализа остается в пробирке с транспортной средой – ради большей концентрации материала. Зондов и пробирок закупили по 50 000. Средства выделил областной бюджет. Плюсом некоторые медучреждения приобрели их самостоятельно. Все анализы сейчас делаются бесплатно.

«Снеговики»

Одетые в белое курьеры могут появиться у дверей лаборатории в любое время дня. «Снеговик пришел!» – раздается на четвертом этаже диспансера, и биоматериал передается в работу. Не опасны ли пробирки для курьеров? Вдруг разобьют? Зачем им усиленная индивидуальная защита? Они могут из любопытства вскрыть контейнер? А вдруг на курьера нападут? Барышков терпеливо объясняет:

– Каждая маленькая пластиковая пробирка герметически закрыта и запакована в отдельный пакет – чтобы не было контаминации (заражение одной пробы от другой). Ничего любопытного в контейнере нет – просто пробирки. Вскрыть их – заведомо заразиться. Поэтому с анализами работают нежно, бережно, осторожно – примерно как инкассаторы.

– Можно ли перепутать анализы?

– Это из сферы фантастики. Если только специально.

Как правило, лаборатории делают анализы в течение суток. Здесь нет понятия «сегодня не успеваем, доделаем завтра». Завтра приедут новые. И любая задержка с ними – проблемы и для медорганизаций, отправивших анализы в работу, и для людей, их сдавших. На кону – закрытие больничного (а где-то – наоборот – отделения, больницы, предприятия), выход из карантина и такие «мелочи», как встреча с родными или возможность уехать, наконец, на дачу.

Май. Ледоход в Архангельске давно прошел, а «Снеговики» так и ходят.

Ювелиры

Анна Колобова – заведующая клинико-диагностической лабораторией кожвендиспансера. В её подчинении – пятеро врачей и 14 лаборантов, трое и семеро из которых работают сейчас на анализах по Covid-19. Остальные – на инфекциях из «мирной» жизни.

– На работу прихожу, как обычно, к девяти, ухожу – как получится. В полночь, бывало. Работаем и по звонку в выходные, праздники. Семья легко приняла новый мой график: муж – военный, сам такой, понимает. Дети – четырех и шести лет – сейчас у бабушек.

Колобова в медицине уже восемь лет. Медико-биологический факультет открылся в медуниверситете, как раз когда она оканчивала школу. Мама работала в госпитале, дочка «знала больничные дела» и заинтересовалась именно новой специальностью.

– В лаборатории КВД любой врач найдет себе занятие по душе. Здесь широкий спектр исследований: от общеклинических до ПЦР. Есть бактериологическая лаборатория, общеклинический отдел (общий анализ крови, мочи, биохимия), иммунологический (диагностика ВИЧ, сифилиса, гепатитов, иммунного статуса ВИЧ-пациентов). В поликлинике мне, пожалуй, было бы скучно.

Зато сейчас – «весело». Родные, соседи не устают напоминать «береги себя, защищайся по-хорошему». Впрочем, одноразовые халаты, маски, респираторы, шапки, перчатки, бахилы и даже ламинарные боксы привычны для лаборантов. Но понимают: новый микроб опаснее – путём передачи. Тем не менее учиться работать по-новому с ним не пришлось. Та же полимеразная цепная реакция, только другой реагент и другой возбудитель.

Хотя, признается Анна Евгеньевна, «небольшая настороженность вначале была». Более того: как и в других коллективах, «стрессовая ситуация показала, кто способен работать в команде. Мы сами себя проверили на прочность».

В мае лаборатория вышла на 200-250 проб в день. Как мне показалось, только у женщин есть особая усидчивость и ответственность, чтобы работать с невидимой опасностью. Главный врач подтверждает: «Они работают с микродозами, планшетка – 96 лунок на 96 проб, которые укладываются по определенной схеме. Аккуратность – особая. Это тонкая ювелирная работа».

Ожидаемые новшества

На 17 мая все лаборатории сделали более 26 тысяч анализов.

Специалисты ждут тест-системы на иммунный статус. Врачам важно не только поймать вирус, но и выяснить: было ли заболевание? Когда? Может, человек болеет сейчас? Или он – бессимптомный носитель? Ответы на эти вопросы позволят не просто констатировать рост или снижение числа заболевших, но и эффективно бороться с вирусом.

Новая тест-система позволит выявлять антитела (иммуноглобулины) класса G. «Именно иммуноглобулины класса G помогают уничтожать антигены до полной победы над инфекцией и в дальнейшем продолжают циркулировать в крови человека, обеспечивая иммунитет к повторному заражению», – сообщило Федеральное медико-биологическое агентство России.

Второе ожидаемое новшество – платное тестирование. Как рассказывают врачи, желающих много – из разных структур. Готовы хоть по нескольку раз в день сдавать анализы, лишь бы обезопасить свои производства. Никто не хочет выйти из пандемии в рухнувшую экономику.

Елена Малышева