В метре от спасения

5

Примерно за неделю Сергей Николаевич, явно чувствуя недомогание, съездил в Котлас на платное обследование и узнал, что ему нужна операция на сердце. С этими бумагами пришел, по всей видимости, к врачу, и ему назначили прием у специалиста, который должен был состояться… спустя две недели после того, как мужчину предали земле

Наташа с мужем живет отдельно от родителей. 17 марта, в воскресенье, она затемпературила. Поликлиника закрыта, а ей – на работу. Муж настоял на том, чтобы супруга показалась врачам, и Наташа поехала в приемный покой городской больницы. Села на скамеечку в коридоре и стала ждать своей очереди к врачу…

К ее изумлению, из приемного покоя вышел отец. Его, оказывается, доставили сюда на скорой и сейчас направили в процедурную на укол. От неожиданности (как раз подошла ее очередь) она только и успела сказать: «Папа, и ты здесь?! Подожди меня, вместе на такси уедем».

Отец, по словам Наташи, был неестественно бледным, шел очень медленно и непривычно сутулился. Он скрылся за дверью процедурного кабинета, и дочь почти тут же услышала грохот падения. Наташа влетела в кабинет и увидела распростертого на полу отца. Она помнит, что глаза его неестественно закатились, а кто-то из медперсонала сказал что-то типа «укол, наверное, зря сделали, он и сам, видимо, что-то для снижения давления принимал…».

Около семи вечера того же дня Сергея Николаевича не стало.

Уже дома Наташа узнала, что, когда отцу стало плохо, он сам вызвал скорую. Состояние, видимо, было угрожающим, и врачи приняли решение о его госпитализации… С пятого этажа, как рассказали потом соседи, до кареты скорой отец спустился сам. Он не посчитал нужным беспокоить Наташу, а жена в это время была в больнице в Архангельске…

В справке патологоанатома написано: «Болезнь или состояние, непосредственно приведшее к смерти, – разорванная аневризма грудной части аорты, период между началом патологического процесса и смертью установить невозможно. Прочие важные состояния, способствовавшие смерти, но не связанные с болезнью или патологическим состоянием, приведшим к ней, – перелом костей черепа».

Сергей Николаевич работал, строил БДМ-7. Наверняка глотал таблетки и до последнего тянул с обследованием. Но все же поехал в Котлас, где врач сказал, что нужна операция (то есть оценил угрозу жизни больного). С бумагами в руках мужчина пошел в государственную больницу, где тоже сидел дипломированный врач, который направил к «узкому» специалисту (признал, что угроза жизни есть). Далее – ожидание приема, на которое по стандарту отводится месяц… И – смерть. Может быть, в метре или в секундах от спасения. Потому что по-другому думать не получается: у нас ведь есть все – высокотехнологичные центры, замечательные врачи, хорошая больница, новое оборудование…

Но обследованного сердечника с явными признаками угрожающего состояния в больнице не уложили на каталку, и он был вынужден идти в процедурную своими ногами. Где-то по дороге больной получил перелом черепа. В какой-то момент произошел разрыв аневризмы…

Как представляется помощь в подобной ситуации? Кто-то один (врач, медсестра, водитель, сосед, родственник) берет больного под руку, ведет, успокаивая, до каталки (до кровати, машины, кресла), усаживает (укладывает) удобно, и дальше уже – уколы, капельницы, операции и все, что положено по медицинским стандартам. Но, если за стандарты у нас еще кто-то отвечает, человеческое отношение к больному – категория из не обязательных. По ней, как правило, и не виноват никто…

Что способствовало смерти больного и можно ли было ее предотвратить? Ответы на эти вопросы сейчас ищет следственный комитет.

Комментарии

19:18 - 31 марта

"Где-то по дороге больной получил перелом черепа."
Так при падении и получил! А отношение у нас к людям и впрямь наплевательское!

00:39 - 1 апреля

Это далеко не первый случай со смертельным исходом, не только в Коряжме, но и во всей стране. "Сердечников" в стране огромное количество. Моего приятеля, сердечника со стажем долго считали симулянтом и успокаивали баснями о том, что таких как он масса, что есть много больных которые и ходят с трудом и т. д. Короче нет показаний для операции и всё тут. Не поверил приятель в сказки, взял отпуск и поехал в Архангельск. Прошёл платное обследование и и сразу же ... на операционный стол. Поставлено два стента бесплатно. Избежав инфаркт, чувствует себя прекрасно. В Коряжме такие операции не делают, значит большое количество больных обречены.

02:16 - 1 апреля

К последнему Вашему предложению - "В Коряжме такие операции не делают, значит большое количество больных обречены". А вот не соглашусь, плохой силлогизм, не значит... Много чего нет и не делаю в Коряжме, как и в любом небольшом городе. Нет Большого театра, Эрмитажа, международного аэропорта. Мы говорили в связи с онкологией, что отсутствие онколога не есть объяснение такого количества запущенных раков. Оперирующих кардиологов (и соответствующей базы) и не будет в городе, НО отправлять на дообследование и операции в кардиологические центры - прямая обязанность местных врачей.

10:30 - 1 апреля

Нет врачей - нет и болезней и больных!
- Доктор, мне плохо!
- Вот, глотай таблетку и вали отсюда, не порти статистику и не мешай!