Обретение святынь

0

13 июня 1998 года Коряжма обрела свои главные реликвии – вериги и власяницу преподобного Лонгина, основателя Николо-Коряжемского монастыря. Это событие навсегда останется в памяти очевидцев как яркий праздник духовного рождения города.

Недавно узнала об интереснейшем факте из истории нашего монастыря. Точнее – из почти пятивековой истории вериг и власяницы, которые носил преподобный Лонгин Коряжемский, создатель обители на Нижней Вычегде, первый игумен, ныне небесный покровитель нашего города.

Оказывается, с кончины и канонизации Лонгина вплоть до закрытия монастыря люди, страдающие тяжёлыми недугами, приходили в монастырский храм и просили у иноков разрешения надеть вериги и власяницу преподобного: они давали им облегчение. В исторических летописях описаны случаи исцеления. Об этом рассказал мне историк, исследователь, бывший директор Сольвычегодского историко-художественного музея

Алексей Бильчук (на снимке). Это ему Коряжма обязана обретением своих главных реликвий

В нынешнем году счастливо близко сошлись три знаменательные даты: Троица, День России и годовщина первого крестного хода от Сольвычегодска до Коряжмы с перенесением вериг и власяницы святого Лонгина в восстановленный храм. И если продолжать о датах, самое время напомнить, что пришёл старец-инок на высокий берег Вычегды 485 лет назад, а парк авторских скульптур, подарок городу от Группы «Илим» к 20-летнему юбилею, отмечает в 2020-м своё пятнадцатилетие.

Среди каменных изваяний выделяется красотой и величием фигура Лонгина, стоящая в Александровском парке. Создал её руководитель творческого пленэра скульпторов из Санкт-Петербурга Борис Сергеев. Возле скульптуры святого старца мы и встретились с Алексеем Бильчуком, чтобы вспомнить события, которые миновали, но навсегда останутся в памяти очевидцев.

- Алексей Алексеевич, расскажите, как вы нашли вериги и власяницу Лонгина.

- Да, собственно, они не были потеряны. Просто, как говорится, ждали своего часа в запасниках музея. Приняты были на учёт в 1927 году от директора детского дома, располагавшегося на территории закрытого Николо-Коряжемского монастыря. Он, вероятно, был человеком просвещённым и понимал их историческую ценность.

- Как же он сумел их сохранить?

- Думаю, на них новая власть не особо покушалась. Её больше интересовало злато-серебро. Расстрелянные монахи поплатились за то, что комиссары не нашли монастырскую казну. А два железных креста и рубаха, сплетённая из конского волоса, ценности для революционных атеистов не представляли. Так и лежали экспонаты в запасниках до времени восстановления храма в Коряжме.

- Вы сами решили передать их отцу Михаилу Яворскому, поднявшему храм из руин?

- Тут была проблема и загадка историческая. Музей дружил и сотрудничал с владыкой Тихоном, мудрым и очень просвещённым человеком, возглавлявшим в 90-е годы епархию Архангельской области. Он часто бывал в Сольвычегодске. В один из его приездов я показал владыке вериги и власяницу, хранящиеся у нас в музее, и высказал предположение, что они, возможно, принадлежали Лонгину Коряжемскому. Тихон дал помощникам и всем настоятелям храмов области задание – провести глубокие исследования на предмет вероятности ношения вериг иноками, старцами, юродивыми на нашей территории в прошлые столетия. Помогали учёные, историки. Было даже предложено спектральным анализом определить возраст конского волоса, из которого связана власяница.

Убедились, что никто, кроме Лонгина, вериг в окрестности не носил. Принадлежность подтверждал факт передачи раритетов в музей человеком, нашедшим их именно в Николо-Коряжемском монастыре. Так что вердикт был однозначный: те самые! Тогда владыка и отправил к нам отца Михаила, светлая ему память, который был так рад факту существования святынь, что просил немедленно отдать их ему, чтобы скорее поместить в раке в храме.

- Вам, как музейщику, было жалко их отдавать?

- Не жалко, нет. Соотношение между выставленными экспонатами в сольвычегодском музее и хранящимися в запасниках музея – десять процентов к девяноста, и тогда, и сейчас. Мы понимали ценность этих предметов для православных верующих в Коряжме, редкие храмы могут похвастаться обретением святых реликвий через почти 500 лет.

Необходимо было провести процедуру официальной передачи от министерства культуры – церкви, с договором по обязательствам хранения в правильном температурно-влажностном режиме. А главное – святыни должны передаваться торжественно, сопровождаться крестным ходом, который и был проведён, самый длинный в истории территории и самый массовый.

Я тогда был поражён великолепной организацией всей церемонии. Валерий Андреевич Мальчихин, глава города, собрал в состав оргкомитета руководителей всех служб, комбинат подключился. Никогда, ни до, ни после того события, нигде я не видел, чтобы так чётко и слаженно, при огромном скоплении людей и гостей, было подготовлено и проведено такое огромное мероприятие. Вспоминаю и поражаюсь до сих пор.

- Я тоже, по долгу службы, участвовала в доставке реликвий. После молебнов во Введенском храме и Благовещенском соборе-музее они были перенесены на теплоход и путешествовали в Коряжму по воде в сопровождении священнослужителей. Помню торжественные песнопения и то, что каждый из них с благоговением примерил вериги.

- Вот-вот! Им наверняка известна исцеляющая сила святых реликвий.

- Может быть, предложить владыке Василию возродить традицию и позволить страждущим надевать вериги?

- Попробуйте!

- Спасибо вам, Алексей Алексеевич, от всех жителей нашего города за добрую волю и сохранённые святыни. И – с праздником вас, с Днём России!

- И вы примите наилучшие пожелания развития и процветания древней и молодой Коряжме.

Беседовала

Надежда Исмайлова

Фото автора