Мы до сих пор живем по чужому времени

История Николаевского Коряжемского монастыря, а значит, и нашего поселения восходит из 1537 года. Но будет ли Коряжма в 2017 году отмечать свое 480-летие?
10.04.2017

18-19 марта в администрации Котласского района работала Всероссийская общественно-научная историко-краеведческая конференция «12-е Стефановские чтения». Её участниками стали 94 представителя разных городов и регионов нашей страны и ближнего зарубежья. Было заслушано 53 доклада. Семь на пленарных заседаниях «Территория в прошлые века» и «Котлас в 20-м веке», остальные обсуждались в секциях «Люди земли северной», «Общественно-политическая  жизнь Русского Севера», «Социально-экономическая история Русского Севера», «Культура», «Краеведение и музейное дело», «История православия»

В числе докладчиков в секции «История православия», которой руководил я, были сотрудники госархива, историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, краеведы, инженер-программист, писатель, историки...
При подведении итогов чтений участники особо отметили доклад прихожанки Свято-Стефановского храма (г. Котлас) Натальи Перовой, посвященный памяти священников котласской земли, за Христа пострадавших. Коллеги по секции предложили Наталье Леонидовне свою помощь в дальнейшей разработке данной темы. Важно отметить, что многие краеведы нашли среди участников чтений сподвижников.

Краеведение – работа значимая для всех

То, что конференция носила столь массовый характер, - результат длительной работы по формированию значимости краеведения. Её настойчиво ведут котласские краеведы во главе с энтузиастом, журналистом, писателем, издателем, членом Союза краеведов России Николаем Шептяковым.
Началась эта работа в 1999 году, с учредительной конференции Котласского историко-просветительского общественного движения краеведов «Северное трехречье». Мне довелось принять в ней участие. Скажу сразу - программные заявления, прозвучавшие на конференции,  полностью реализованы.
Правление «Северного трехречья» настойчиво растит смену молодых краеведов. В Котласе активизировалась краеведческая работа в учебных заведениях. Успешно действует Школа юного историка - это факультатив городского масштаба. На базе школ города проходят малые Стефановские чтения. Инициаторы многих краеведческих поисков и начинаний - краеведческий музей и централизованная библиотека, среди их помощников - преподаватели филиала госуниверситета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова.
Стефановские чтения пополнили ряды котласских и российских краеведов-ветеранов интересными и перспективными молодыми кадрами. Открытием для участников конференции стало выступление девятиклассника из Котласа Даниила Балакшина, представившего доклад «Политическая жизнь Котласа в 1917 году». Студентка Сыктывкарского госуниверситета Анна Шехина выступила с докладом «А.А. Борисов – художник и исследователь Русского Севера». Студенты речного училища Максим Шабаков представил доклад «Котласское. Ru: речное училище в судьбе города», Дмитрий Рябев - «Котлас речной: история судоходства в начале XX века». Доцент филиала госуниверситета морского и речного флота Светлана Вирячева развила эту тему историей скоростного пассажирского флота Котласа.
Тема Котласа на нынешней научной конференции звучала в полный голос: 12-е Стефановские чтения были посвящены 100-летию города Котласа, которое будет отмечаться в июне. Назову ещё несколько интересных докладов из этой «обоймы»: «Перспективная планировка города Котласа конца 20-х годов», «Котлас по документам XVII века», «Связь Котласа с Вологдой и Архангельском: выписки из журнала унтер-офицера губернского жандармского управления», «Развитие архивного дела на территории города Котласа 1935-1991 гг.», «Котлас тыловой 1941-1945», «Культура города Котласа в военное и послевоенное время», «Направления деятельности Котласского краеведческого музея по привлечению посетителя-туриста».
Перечислить в газете все темы и имена всех докладчиков не представляется возможным. Но и те темы, что названы, дают понять, какой огромный пласт истории остается нераскрытым на нашей, коряжемской, земле.

Лонгиновские чтения: успешный старт и…

В  2006 году по инициативе на ту пору председателя комитета по делам молодежи, культуры, спорта и туризма администрации города Коряжмы Надежды Исмайловой были организованы первые научно-практические краеведческие Лонгиновские чтения. Они сразу взяли высокую планку. В их работе участвовали научные центры Санкт-Петербурга, Сыктывкара, Архангельска, сотрудники научных библиотек, госархивов и музеев, историки и краеведы, педагоги и учащиеся.
Большую роль в  организации чтений, подборе тем, приглашении докладчиков играли деловые качества и широкие личные связи Надежды Бабаевны. Всю эту работу координировал оргкомитет. По итогам Лонгиновских чтений издавались сборники с докладами участников. Генеральным спонсором научного краеведческого проекта выступал благотворительный  фонд «Илим-Гарант». Последний такой сборник, по итогам работы пятых Лонгиновских чтений, вышел в свет в феврале 2010 года. С того времени научно-практические краеведческие Лонгиновские чтения в том виде, как задумывались куратором проекта Надеждой Исмайловой, сошли на нет.
Казалось бы, с  учреждением 27 декабря 2011 года Священным Синодом Русской православной церкви Котласской епархии движение должно было приобрести второе дыхание - к сожалению, этого не произошло. Мои неоднократные попытки обратить на это внимание отдела культуры администрации Коряжмы не увенчались успехом. Год назад беседовал на тему возрождения научно-практических краеведческих Лонгиновских чтений с руководителями города, высказал свои предложения по их подготовке и проведению - опять тишина. (Может быть, наш разговор, который состоялся 1 апреля, был принят за первоапрельскую шутку?)
Вот и приходится коряжемским писателям-краеведам выходить с темами по истории родных мест на чужую трибуну. В данном случае - на трибуну Котласской общественно-научной историко-краеведческой конференции, которая уже давно приобрела статус всероссийской.
Лонгиновские чтения после успешного старта тоже могли бы приобрести этот статус. Но мы не сумели взять эту планку. Я считаю, этого не случилось бы, если б коряжемское отделение Котласского историко-просветительского общественного движения краеведов «Северное трехречье» (с 1999 года его возглавляет журналист и писатель Владимир Ноговицын) проявилось хотя бы в одном конкретном деле: организации и проведении Лонгиновских чтений. Не видно и других форм работы краеведческого отделения.
Сегодня есть прекрасная возможность по примеру Котласа открыть в Доме детского творчества или МКЦ «Родина» Школу юного историка. К слову, это не будет новым. В свое время в филиале Поморского университета работал Клуб краеведа под руководством преподавателя вуза, кандидата исторических наук Дмитрия Петруханова. (На одном из заседаний этого студенческого клуба я выступал с докладом по истории храмового строительства в Вычегодском крае.)

Что передадим молодому поколению?

С 2004 по 2010 год в Коряжемском филиале Поморского педагогического университета было проведено семь научно-практических конференций. Особо хотел бы отметить региональные «Традиционная народная культура вычегодского региона: проблемы и перспективы изучения» и «Вычегодская земля в истории и культуре Русского Севера 20 века». Вот бы это историческое наследство, культуру и знания вынести из стен вуза и передать молодому поколению коряжемцев.
Мне довелось неоднократно выступать с историческими изысканиями в школах. Эти встречи убедили меня, что юное поколение коряжемцев готово с головой окунуться в океан неизученной истории родного края.
Котлашане молодцы, что на базе школ проводят малые Стефановские чтения. А чем мы хуже? У нас для этого есть всё: такой же, как в Котласе, отдел культуры, филиал САФУ, в котором два доктора и 14 кандидатов наук, индустриальный техникум, выставочный зал культурно-досугового центра, в каждой школе - учителя истории и географии. Кто же пригласит юное поколение в путешествие по истории и вместе с ним сделает первый шаг из дня сегодняшнего в далекое прошлое?

Явление иноков
на Коряжему

Мой доклад на 12-х Стефановских чтениях  был посвящен «Явлению иноков Логгина и Симона на Коряжему». Впервые я озвучил эту тему на Третьих научно-практических краеведческих Лонгиновских чтениях в 2008-м. Тогда и обозначил эту дату: 1537 год. Мы до сих пор живем по чужому времени.
1537 год - дата, к которой коряжемцы ещё не привыкли и которую пока не приняли. Мои доводы не были услышаны. Молчаливое чиновничье безразличие к своей истории побудило меня вновь вернуться к этой теме.
Мой повтор вызван тем, что 2017-й – юбилейный для Коряжмы год: ровно 480 лет назад вологодские монахи Логгин и Симон основали в устье речки Коряжемки пустынь, с веками «выросшую» в мужской Николаевский Коряжемский монастырь. Этот мой материал, конечно, был переработан и дополнен, названная мною дата получила новую документальную базу. Газетная площадь не позволяет опубликовать весь доклад, поэтому ограничусь главными аргументами, которые не надо искать для сверки в архивах.
В  брошюре «Преподобный  Лонгин  Коряжемский»,  переизданной  в  Санкт-Петербурге  в  1998  году,  на   8  странице  дана  ссылка:  «В  рукописном  житии  преподобного Лонгина год основания монастыря не   показан». В «Истории Российской иерархии» (IV. с. 779), в «Русских  святых» Филарета Черниговского основание монастыря отнесено к 7043  (1535) г.,  то  есть  к  тому,  который  вырезан  на деревянном  распятии,  подаренном  преподобному  Лонгину.  Но  неизвестно,  когда  и  где  сделана  эта  надпись:  тогда  ли,  когда  был  сделан  крест,  или  когда  им  благословили  Лонгина  в  путь.  Кажется,  первое  вернее». И  этот  посыл:  «кажется,  первое  вернее»  дает  повод  для  поиска  и  размышлений.
«Спутник  Лонгина  преподобный  Симон, повествует «Житие преподобного Симона Сойгинского»,   вышел  из  Корнилиева  монастыря  уже  после  смерти  своего  учителя,  а  преподобный  Корнилий  скончался  19  мая  1537  года.  Если  допустить,  что  друзья  вышли  из  своих  обителей  вскоре  после  его  кончины  и  того  же  лета  пришли  на  Вычегду,  то  начало  Коряжемского  монастыря  надобно  положить  никак  не  ранее  1537  года,  что  будет  согласнее  и  с  житием  преподобного  Лонгина,  в  котором  сказано:  «И  вселися  (Лонгин)  ту  пустынное  место  и  сперва  не  один,  но  име  с  собою  некоего  брата,  именем  Симона,  и  сей  Симон  немногое  время  ту  с  Лонгином    пребысть  и  отыде  в  особенное  место,  нареченное  в  Сойгу».
В   «Исторических  сказаниях  о  жизни  святых  подвизавшихся  в  Вологодской  епархии  прославляемых  Всею  Церковью  и  местночтимых»,  изданных  в  Вологде  в 1880 году, дано подробное  описание  жизненного  пути  праведника  Симона  Сойгинского.  В  нем  засвидетельствовано:  «Задолго  до  кончины  пр.  Корнилия  Симон  случайно  познакомился  с  единоправным  себе иноком  соседнего  Павлова  монастыря  Лонгином (…).  Начиная  тяготиться  многолюдством  своих  обителей  и  частым  присутствием  в  них  мирских  людей,  Лонгин  и  Симон  во  взаимных  беседах  часто  выражали  друг  другу  желание  жизни  пустынной,  отшельнической,  оба  находили  уединенную  жизнь  более  для  себя  полезною  и  спасательною.  
Симон  давно намеревался  выйти  из  монастыря,  но  любовь  к  престарелому  отцу  и  наставнику  Корнилию  удерживала  его  в  обители.  Он  просил  своего  друга  инока Павло-Обнорского монастыря Лонгина отложить  исполнение  общего  их  желания  до кончины  преподобного  Корнилия,  обещаясь  быть  тогда   его  спутником  и  указать  место,  весьма  удобное  для  пустынножительства.  
Весной  (19  мая)  1537  года  преподобный  Корнилий  скончался.  Преподобный Симон,  подобно  многим другим  своим  сподвижникам,  уже  не  захотел  оставаться  в  своей  обители  и  после  погребения  старца  вскоре  вышел  из  нее.  Вместе  с  Лонгином  он  направился  к  своей  родине  Соли  Вычегодской».
Итак,  иноки  вышли  в  путь  с  земли  вологодской  в  конце  мая - начале июня  1537  года.  «Спустившись  водою  от  Вологды  до  Устюга,  странники  скоро  достигли  Сольвычегодска  и  на  некоторое  время  остановились  в  Борисоглебском  монастыре;  но  жажда  пустыни  стала    томить  их  здесь еще сильнее  и  заставила  снова  отправиться  в  путь.  Вышедши  из  города,  странники  пошли  вверх  по  левому  берегу  Вычегды  и,  дойдя  до  устья  речки  Коряжемы,  остановились  на  ее  берегу,  в  глухом  лесу,  в  15   верстах  от  Сольвычегодска.  Лонгину  понравилось  это  пустынное  место,  и  он  решился  навсегда  тут  остаться».
Набирало  силу  лето 1537  года.  Зачиналась  новая  пустынная  жизнь  иноков-пришельцев.  Чтобы  развеять  оставшиеся  сомнения  по  поводу  этой даты,  приведу  первое  предложение  из  «Жития  преподобного  Христофора  Коряжемского»:  «В  1537  году,  когда  преподобный   Лонгин  поселился  при  устье  речки  Коряжемы  и  стал  принимать  к  себе  учеников,  желавших  разделить  с  ним  пустынные  труды,  блаженный  Христофор  был  одним  из  первых  его  пострижеников  и  сподвижников». Отсюда,  из  1537  года,  восходит  история  основания  Николаевского  Коряжемского  монастыря,  а  значит,  и  самой  Коряжмы. Сегодня  мы  открыли: поселению  Коряжма  480  лет.

Десять лет не могу найти ответ

После конференции участники Стефановских чтений совершили экскурсию по нашему городу, посетили храмы, где рядом со святыми вратами с недоумением читали информационную табличку «Архиерейские палаты. 1904 г.».
С недоумением потому, что согласно истории монастыря здание, на котором висит табличка, «начаты постройкою каменные кельи с оградою» игуменом Платоном в 90-е годы  XVIII века. Архиерей - общее  название для священнослужителей высшей христианской церковной иерархии: епископы, архиепископы, митрополиты. В Коряжемской обители священнослужители в таком чине никогда не служили.
В воскресной школе при Свято-Лонгиновом храме, где я выступил перед участниками Стефановских чтений, мне был задан закономерный вопрос: будет ли Коряжма в 2017 году отмечать свое 480-летие? Что я мог сказать, если и сам уже десять лет не могу найти на это ответ?    

На снимке: На Всероссийской общественно-научной историко-краеведческой конференции
«12-е Стефановские чтения» в Котласе. Фото Николая Шептякова