«Главное – жить по совести. А остальное приложится»

0 53
0 53

30 октября Владимир Александрович Харев, известный, уважаемый в Коряжме человек, отметил 80-летие. Профессиональный строитель – за 43 года возвел десятки важнейших объектов для города и комбината, стал для нашего города поистине знаковой фигурой.
Владимир Александрович удивительный рассказчик, жизнелюб и оптимист. Накануне юбилея он поведал нам
о некоторых страницах своей жизни.

Детство
Всё моё детство, которое помню, прошло в Архангельской области.
Мы до войны жили в Ерцево. Отец служил интендантом в войсках НКВД. Кормил, одевал, обувал заключенных, которые работали на лесоповале. Когда началась война, лагерь расформировали, последнюю партию зэков должен был охранять отец. Он взял меня с собой. Сидим, между нами винтовка (отцу выдали), заключенные грузят бревна. А я смотрю не на них, а на огромного жука-короеда. Впервые увидел такого!
Воспоминания о 1946-м: в войну мы укрывались в интернате солдатскими одеялами, а тут стали выдавать ватные. Понятно, вначале – лучшим ученикам. А я таковым не был. Завидовал. Но потом и нам дали, вот была радость!

Об отце
Отец Александр Васильевич Харев воевал. В 1943 году его ранили под Ростовом, и мы все ждали – приедет. Но ранение оказалось легким, после госпиталя его отправили в составе артиллерийского истребительного противотанкового полка защищать Крым. Потом была Прибалтика, штурм Кёнигсберга, где его ранили в голову и грудь. До медсанбата отца не довезли. Это было 6 апреля 1945-го.
…Мы долго искали информацию, где его похоронили. Нашли: под Калининградом, большой комплекс около села Полевое.
Дочка и внучка ездили, привезли информацию, фотографии. Отцовские награды – медали «За отвагу» (две), «За боевые заслуги» и орден Красной Звезды – храним как семейную реликвию.

Профессия
С 15 лет стал работать. Кем только не был! На железной дороге, в заготскототкорме, на молокозаводе. Потом уехал в Ростов (видно, кровь позвала – ведь отец там воевал), пошел в ученики каменщика. Работал в учебной бригаде, разнорабочим… Поработал строителем. Надоело. Поехал в Азов на путину, хотел стать рыбаком. Когда на рыбкомбинате узнали, что строитель, отправили в ремонтный цех. Было интересно. Нас допускали и в икряной цех, видел, как из севрюг и белуг икру добывают.
Потом перебрался в Волгодонск. Был портовым грузчиком, матросом озерно-морского буксира «Менделеев». Мы таскали по Волге грузы, военные суда, подлодки. Вымпелов за ударный труд столько получили, что вешать было некуда.
Поматросил – и в армию. Попал на Сахалин. Служил в артиллерии, как отец. Он в 209-м полку, а я в 218-м. После армии вернулся домой, в Вожегу, и снова стал каменщиком. Больше не изменял профессии. До 72 лет работал, 43 года отдал коряжемским новостройкам.

Коряжма
Для меня вся жизнь – в Коряжме. Сколько здесь построено! Дворец спорта «Олимп», администрация города, музыкальная школа… По всей округе одних только школ построил девять.
Самый памятный объект – насосная станция. Я вел общестроительные работы, отделку, сдавал госкомиссии. Однажды больше суток не приходил домой. А так, двадцать часов на работе – нормально.
В Котласе, если встать возле торгового центра «Адмирал», то, не сходя с места, можно сосчитать сразу с десяток зданий, в строительстве которых принимал участие. В 70-х в Котласе можно было ходить весной только в резиновых сапогах, а вот в Коряжме дамы цокали каблучками по бетонке. И хотя в Котласе мэр давал жилье на выбор, я решил остаться в Коряжме.

Люди
Женщины-руководители помнят строителей больше, чем другие. Например, Ольга Ивановна Грущук всегда приглашает на мероприятия. Или вот стоматологию строили: Любовь Анатольевна Тахтарова, а сейчас Елена Николаевна Коцюба – тоже всегда благодарили строителей. Третий пример: недавно встречаю женщину – знакомое лицо. Она: «Здравствуйте! Вы меня помните? Вы школу в Никольске строили – такая хорошая получилась!» Оказалось – бывший директор.
В коллективе много женщин трудилось. Девчонки, выпускницы ПТУ. Отделочники, плиточники. У меня в коллективе трудились порядка 120 человек. И в основном – женщины.

Коллеги
Мамед Гейдарович Бабаев. Интересный был человек. Очень заботливый. Был у него бригадир плотников - фронтовик, воевал в пехоте, многое повидал. Работал хорошо, но, случалось, пил, и крепко. Как уйдет в запой – всё пропало. Мамед Гейдарович закрывал его в подвале (там были все условия для жизни), пока не протрезвеет. А легкотруднице наказывал кормить.
…Внимательный, обходительный с людьми. Ругаться не умел. А ведь в строительстве без матюка, считай, никак.
Петр Никифорович Кулешов. Был очень мягкий человек. Вспоминаю такой случай: в Коноше (строили там объект) пошли в столовую на лесозаводе пообедать. Смотрю - у меня в супе вот такой таракан. Я хвать тарелку и на кухню. Кулешов мне вслед: «Владимир Саныч, ты чего?» «Да всё нормально, Петр Никифорович!» Приношу поварихам, показываю. Они забегали, засуетились. Заменили суп. Возвращаюсь с полной тарелкой в зал. Кулешов: «Да что ж такое, Владимир Саныч?!» «Нормально, Петр Никифорович!»
Василий Михайлович Винюков. Я работал мастером, он – прорабом. Потом его перевели главным инженером, меня – в прорабы. Он был секретарем партийной организации, после передавал дела мне. Позже практически одним приказом его назначают начальником СМУ, меня – старшим прорабом. Вот так и шли друг за другом. Много вместе построили.

Семья
С Верой Павловной познакомились на танцах. Объявили белый танец, она подскочила – и пожалуйста! Потанцевали, а потом я ее проводил. И так всю жизнь «провожаю». Она работала в «Севзапмонтажавтоматике». Тоже строитель.
Когда приехали в Коряжму, поселились в бараке. Дочке Марине было тогда 10 месяцев. Помню, она сидит на столе, я рядом уроки учу (оканчивал 10 класс в вечерней школе). И слышу - дети в коридоре кричат: «Вода, вода!» (воду подвезли). И Марина тоже: «Вода!» Это было её первое слово.

Награда
1963-й. У меня тогда был мотоцикл «Ява». Все в Коряжме удивлялись: что за техника! Ну, а потом: не жить не быть, надо машину купить, а не продают! В марте 1973-го тресту №6 выделили одну (!) машину. Кулешов звонит: «Владимир Саныч, мы тебе машину даем». Вот это была самая важная для меня награда – автомобиль «Москвич». Мы семьей ездили на ней в Волгодонск, на Украину, Кавказ...

Успех
В Коряжме никто не занимался мрамором. За строительство «Олимпа» Евгений Алексеевич Зарума отправил меня в творческую командировку в Молдавию. Посмотрел там, как делать облицовку мрамором.
Мы изготовили необходимые станочки для обработки плит. И сделали крыльцо Дома культуры, вход в «Олимп», заводоуправление ЦБК, проходную машзавода. Доволен, что научился сам и помощников научил.

Главное
Главное – жить по совести. А остальное приложится.

Татьяна Иванова
Фото Дениса Трубачева