Владимир Редькин

1 1253
1 1253

Начальник службы по пожарной безопасности и чрезвычайным ситуациям Филиала ОАО "Группа "Илим" в г.Коряжме

Есть вера, что людей, которые хотят помогать, гораздо больше
Отсюда и убежденность, что будущее – за проектом «Доброволец»

– Владимир Николаевич, сколько лет вы в структурах, где человеку надлежит быть всегда готовым к экстремальным ситуациям?
– Отправной точкой можно считать 1990-й – год поступления в Ивановское пожарно-техническое училище. Окончил с отличием, вернулся по распределению в Коряжму, в военизированную пожарную часть №13, на должность инспектора пожарной безопасности.

– Люди, работающие в вашей структуре, они какие-то особенные?
– Питомников по выращиванию специалистов пожарного или спасательного дела нет. Это обычные ребята, которые сделали готовность спасать своей профессией. Но приживаются у нас далеко не все: нет такой системы фильтрации, чтобы сразу понять – наш человек или нет. И романтики здесь немного. Это тяжелый труд в холод и в зной, в огне и в воде, в дыму и в грязи...

– Как формируются отношения в команде, которая работает в экстремальных ситуациях?
– В нашей терминологии есть понятие «разведка пожара», поэтому формулировка «я бы пошел с ним в разведку» для нас актуальна. Когда пожарное звено идет в «разведку», доверие друг к другу – обязательное условие выполнения задачи. Вообще, в силу специфики работы, в среде спасателей отношения всегда особые. И люди, срабатываясь в профессиональную команду, часто становятся друзьями.

– Трусость случается?
– Все люди разные, по-разному устроены, и далеко не всем дано научиться преодолевать страх. Понятно, что характер человека в нашей структуре проявляется быстро и люди нерешительные долго не задерживаются. Никто никого не осуждает, просто не каждому дано.

– Человек вашей профессии живет как все обычные люди или по-иному воспринимает действительность?
– Высоты, к примеру, боятся все, и это нормально. Но пожарный-спасатель к этой ситуации изначально готов. Надо отдавать себе отчет в том, что ты делаешь, подстраховывая себя и товарищей, когда это необходимо.
Тот, кто редко сталкивается с экстримом, видит лишь внешнюю оболочку события, конечный результат. Тому же, кто занимается спасением профессионально, свойственно анализировать ситуацию: почему это произошло, как выявить и устранить причины, предупреждая подобное в будущем.
Люди нашей профессии гордятся тем, что они спасатели, и по-другому смотрят на жизнь. Они всегда готовы прийти на помощь, если в этом есть необходимость. Это в порядке вещей, и по-другому у нас нельзя.

– Этому обучают или это от рождения?
– Есть, разумеется, специальные программы подготовки спасателей, где обучают, как правильно реагировать и вести себя в нестандартных ситуациях. Если человеку изо дня в день дают знания и навыки оказания помощи различными способами, то это уже на уровне подсознания.

– Зачем спасателям подшефная школа?
– Это старое доброе наследие Советского Союза. Мы занимались этим всегда и ничего нового не придумали. Когда в школах стали создавать кадетские классы, первыми их поддержало МЧС, в том числе и наша ПЧ-13. В настоящий момент мы продолжаем активно сотрудничать. Результат – 18 коряжемских выпускников кадетских классов поступили в вузы МЧС и вузы, которые занимаются вопросами пожарной безопасности, ГО и ЧС. Если хотя бы один из сотни кадетов пойдет по этой линии – это уже хорошо.
Кроме того, я поддерживаю династии в нашей службе и с удовольствием беру на работу детей наших бывших сотрудников. Мой отец в свое время работал водителем-пожарным, мама ушла на пенсию с должности инструктора по пожарной безопасности. Так что я тоже представитель трудовой династии.

– Где сегодня учат на спасателей?
– Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС. Есть его представительство в Сыктывкаре. Еще ближе САФУ – Институт комплексной безопасности, у них очень интересные дисциплины. У нас работают и выпускники Вологодского университета, где есть факультет безопасности в области ЧС.
Вообще спасатель – это профессия. И мы сами обучаем своих сотрудников всему, что им необходимо знать, затем представляем их в ведомственные комиссии и присваиваем категорию.

– Внешне курсанты МЧС – красавцы! Полагаю, в России начинают культивировать образ спасателя…
– Как много изменилось с той поры, когда мы заканчивали институты… Я последний раз встречался с коллегами и был шокирован, как все изменилось в нашем вузе в Иваново. Стипендия – 15 тысяч рублей! Для такого региона это шикарно.

– Надо спасти людей из горящей квартиры. Сколько у вас времени?
– Трудно сказать. Факторов много. Часто – пути эвакуации отрезаны. Если двери закрыты неплотно, то уже через 10 минут сквозь них могут поступать продукты горения. Когда горит пластик, человеку достаточно одного-двух вдохов, чтобы наступили паралич дыхания и смерть.
Если кто не знает, остановить распространение продуктов горения можно, положив под дверь мокрые тряпки, полотенца…

– Полагаю, знают немногие.
– Здесь все очень просто: нельзя открывать окна, потому что поступление кислорода будет способствовать распространению огня. Надо попытаться максимально остановить поступление продуктов горения в помещение. Если уж совсем все плохо, забирайтесь в ванну и наливайте в неё холодной воды. Причем лицо лучше всего накрыть мокрым полотенцем…

– Спасение – это все-таки чудо. Скажите, а сколько раз пожарные совершают это чудо в течение года?
– Любой пожар, если его не тушить, может обернуться чрезвычайной ситуацией. В условиях города норматив прибытия пожарного подразделения – 10 минут. Мы считаем спасенными тех людей, которых вынесли из огня на руках. А те, кто вышли своими ногами, считаются эвакуированными при участии пожарных.
В нашей работе – два направления: непосредственное тушение пожаров и профилактика. Одни выезжают по тревоге, другие ходят с папочками. Так вот, те, кто ходят с папочками, спасают гораздо больше людей, предотвращая пожары профилактикой…

– Профилактика – тема отдельного большого разговора. А пока – ответьте на вопрос форумчан сайта tk-online. «Когда начнут проводить проверки «по-взрослому», а не так «завтра в 14.00 будет проведена внезапная проверка по пожаротушению?»
– Мы проверяем. И внезапные проводим проверки, и плановые. В любое время суток. Но когда проводим совместную тренировку с участниками нештатных пожарных формирований в цехах и на производствах, отвлечь работников без согласования с руководством нельзя – технологический процесс на комбинате непрерывный. Отсюда и «завтра в 14.00…». Что касается эвакуации людей из помещений – это 100% внезапно!

– Сколько времени дано пожарным спасателям, чтобы успеть?
– Норматив по прибытию в любую точку промплощадки – 8 минут. Мы в этот норматив укладываемся. Комбинат проектировали профессионалы. И наша служба находится вблизи самых пожароопасных производств, где чаще всего возникают загорания. На эти производства прибытие гарантировано в течение 3-4 минут.
Есть графики и планы учений. Тренируемся еженедельно, чаще всего в ночное время. Руководитель я достаточно вредный, поэтому всегда даю дополнительные установки. Люди планово готовятся к учениям, а тут приходит начальник и говорит – стоп, ребята, у нас новая ситуация. Далее – четкость реагирования. Например, сотрудник подшлемник не надел – все, пострадал, удаляешься из команды! Тренировка продолжается, но уже в соответствии с новыми вводными.

– Приходилось реально терять бойцов?
– Бог миловал.

– Насколько оправдано движение добровольцев на производстве?
– Проект не надуманный. Он показал свою жизнеспособность. У нас уже действуют добровольные пожарные дружины. Закон дал им другое название – нештатные пожарные формирования (НПФ). На комбинате они были всегда. Сейчас на их основе необходимо создать отдельный институт добровольцев.
Проект «Доброволец» ориентирован в первую очередь на развитие культуры производственной безопасности. Через преподавание дополнительных знаний и умений тем людям, которые хотят эти знания получать. Дополнительно будет обеспечена их экипировка снаряжением. Мы не говорим, что они сравняются по своим возможностям с профессионалами, такой цели нет. Но мы хотим, чтобы они оказывали спасателям посильную помощь.
Представителям экстремальных профессий, наверное, присущ идеализм. Есть вера, что людей, которые хотят помогать, гораздо больше. Отсюда и убежденность, что за проектом «Доброволец» будущее.
Составив план, мы посчитали, что в 2016 году нам будет достаточно 50 человек из четырех цехов трех основных дирекций. Никого не понуждая, мы обратились к производственным коллективам с предложением попробовать свои силы в новом и интересном начинании, и люди откликнулись. Это не случайные люди. Допускаю, что впоследствии кто-то из добровольцев скажет – это не мое, но полученные знания и навыки лишними точно не будут.

– Совершенно незамеченной прошла новость, что Эдуард Абрамов, бывший сотрудник комбината, ныне директор МУП «ПУ ЖКХ», во время пожара на дачах спас из огня двух человек.
– Эдуард Абрамов – настоящий цельный человек, с внутренним убеждением, что спасти человека – это его дело. И это главное. К сожалению, много раз доводилось наблюдать картинку, когда люди могли оказать помощь, но предпочитали наблюдать со стороны или снимать экстрим на мобильник.

– Не было желания дать в рожу таким зрителям?
– Помню, в Архангельске стажировался. Попал на пожар в первый майский день – дети траву жгли. Со всеми вытекающими последствиями для деревянной Исакогорки. Выезд за выездом, нас «штормит» от усталости. А местные бабули принялись причитать: ой, пожарные опять пьяными приехали и без воды! Встаем на гидрант, и я не сдержался – повернул рукав в сторону бабушек, окатил их водой.
А в рожу – нет. Не наш метод.

Игорь Митюгов

Статус пресс-конференции

Обсуждение результатов

Комментарии

22:39 - 17 января

Все верно В.Н.,только наше общее дело дают понимание сплоченности и-понимания команды," лишние" сразу выпадают! Сухих рукавов вам коллеги и пусть помогает Господь!