Тихо и быстро – не удалось

0 1099
0 1099

В технологии захвата предприятий существует еще одна немаловажная деталь. Перепродать акции мало, их все равно рано или поздно возвратят законным владельцам. Захватчикам необходимо войти на предприятие и взять в руки оперативное управление. Цель – за короткий срок разорить завод, вычистить все его активы – в общем, сделать все, чтобы владельцам не имело смысла драться за акции. У передельщиков это называется «отжим». 

Такой сценарий готовился и для Котласского ЦБК.

В десятках судов – от Владивостока до С.-Петербурга рождались определения, которые предписывали отстранение действующего руководства. Затем в дело вступали коррумпированные судебные приставы. С помощью службы физической защиты они заводили на предприятие «нужных людей». И начинался «отжим»…

В Коряжме родилась технология отражения подобных атак. В суд, вынесший определение, мгновенно посылался запрос. И выяснялось, что судьи без судебных заседаний и протоколов писали бумаги, нужные заказчикам.

Попутно проводилась информационная атака. К примеру, в Коряжме «Сибал» выпускал аналог «Котласского бумажника», в котором агитировал за «новое руководство», обещал всякие блага, и разбрасывал газету по почтовым ящикам горожан.
Люди настороженно восприняли агитацию лжесобственников, хотя на тот момент им очень многое было непонятно. Коллектив инстинктивно почувствовал, что речь не идет о честной сделке. Комбинат хотят просто-напросто захватить, значит, его надо отстоять.

Комбинат в Коряжме не удалось захватить быстро и тихо, как это было в декабре на БЛПК. В разные структуры власти, в прессу стали обращаться депутаты всех уровней, коллективы предприятий с требованием остановить беспредел. Принципиальность проявили и правоохранительные органы Коряжмы и Архангельской области: несмотря на огромное давление, они остались на позициях закона.

Угроза реального захвата заводоуправления, силового воздействия на руководство возникала несколько раз. Рейдеры к таким операциям, как правило, привлекают криминальные структуры, в России масса примеров, когда при захватах пролилась кровь.

Кровь пролилась в Сибири. Так получилось, что смерти четверых ни в чем не повинных людей заставили структуры Дерипаски прекратить попытки силового захвата.

…Корпоративная война откатывалась от стен Котласского ЦБК в Братск и возвращалась обратно. В декабре 2002 года группа захватчиков, вооруженная автоматами, подошла к заводоуправлению БЛПК. Их встретила толпа рабочих (люди помнили, как цинично с ними обращались «новые хозяева» во время своего короткого захода на предприятие). Женщины бросались на вооруженных людей и выхватывали у них автоматы. Рейдеры отступили, но вызвали подмогу. Прилетевший в Иркутск вооруженный отряд одного из частных охранных предприятий нанял машины, чтобы ехать в Братск. По дороге головной микроавтобус столкнулся с автомобилем, в котором ехала семья сибиряков. Погибли четыре человека. При расследовании ДТП выяснилось, что вооруженный ЧОП находился в Иркутской области незаконно…

После этого инцидента сибаловцы больше не рискнули на открытое противостояние. Корпоративная война переросла в войну юристов, которую выиграл «Илим Палп».

Позднее судейское сообщество изгнало из своих рядов кемеровского судью Юферова. Выяснилось, что за услуги рейдерам он получил двести тысяч долларов.