Приоритет – вежливое и грамотное общение с пациентами

0 100
0 100

В последние полгода городская больница и ее главный врач стали едва ли не основными ньюсмейкерами Коряжмы. Раскрученная перед выборами тема роддома (многие до сих пор считают, что его закрыли или обязательно закроют), перевод санитарок в уборщицы и переданный медсестрам уход за больными, переезд городской поликлиники… А дальше, как говорится, любое лыко в строку, благо есть социальные сети, куда можно сливать, как в канализацию. С этих «сливов» я и начала очередное интервью с главным врачом Татьяной Анатольевной Свиридовой.

Татьяна Анатольевна, вас обвиняют в том, что при вашем руководстве из больницы стали уходить врачи, и особенно – узкие специалисты. Сколько врачей ушло?
Двое. Травматолог и офтальмолог. Офтальмолог - в связи со сменой места жительства.

А сколько пришло?
Пришли хирург и лор-врач. На днях к работе приступает дерматолог, приехавший из Донецка. Кроме того, появился онколог - соответствующую специализацию прошел заведующий поликлиникой №1 Андрей Викторович Совершаев.
С офтальмологами, к сожалению, вышел казус. Я обещала на встрече с коряжемцами, что офтальмолог у нас будет. Врач действительно написала заявление о приеме на работу, но вскоре его отозвала. Затем готовность приехать выразила семья молодых специалистов, они живут с родителями, детей пока нет. По программе «Земский доктор», в которую Коряжму включили в этом году, мы готовы были дать им по миллиону подъемных и двухкомнатную квартиру. При нынешней средней заработной плате врача в 76 тысяч рублей, думаю, это хорошие условия. Молодая пара приехала, посмотрела рабочее место, поговорила с коллегами и… отказалась, сославшись на большой объем работы.

С условиями, которые сегодня предлагает Коряжма, вы вполне конкурентоспособны. Не вся округа может таким похвастать…
…и все же мы занимаемся привлечением специалистов из других регионов. В Архангельской области существенный кадровый дефицит врачей. Перетаскивать специалистов из одного города в другой нецелесообразно. Поэтому мы информировали ближние регионы - Вологодскую, Кировскую области.

Какова сегодня обеспеченность кадрами в больнице? Сколько не хватает докторов?
Много не хватает. В каждой специальности. Дефицита нет пока в гинекологах. Нефрологами обеспечены. С хирургами получше. В дефиците – терапевты, неврологи, лор-доктора, окулисты, инфекционисты, педиатры…

Когда вы говорите, что можете предоставить квартиру, то, полагаю, подразумеваете взаимодействие с городской администрацией?
На сегодня у нас есть одна свободная квартира, а вообще на балансе больницы 12 квартир. В них по найму живут наши сотрудники. Андрей Александрович Ткач тоже поддерживает нас в вопросах предоставления жилья молодым специалистам, которые приезжают в Коряжму. И я верю, что мы обязательно используем все наши возможности для привлечения врачей.

Я бы снова хотела вернуться к экономике, о которой мы с вами говорили в прошлый раз. Возможно, многие не понимают, что больница подчиняется тем же экономическим законам, как и любое предприятие.
Больница по факту – одно из крупнейших предприятий города, где штатное расписание составляет тысячу единиц. И, безусловно, она играет значимую роль как в экономическом, так и в социальном плане.

Получается, больница - второй работодатель после комбината?
Поэтому можете себе представить то количество объектов, которые находятся в имущественном комплексе под этим юридическим наименованием «Коряжемская городская больница»? Вы можете представить количество рабочих мест, которое здесь создано? И следовательно, финансовые затраты, которые идут на выплату заработной платы, содержание имущественного комплекса, приобретение медикаментов и прочее. Это значительные суммы.

Но при этом, и мы говорили об этом в прошлый раз, деньги не валятся с неба.
Их нам перечисляет Фонд обязательного медицинского страхования за конкретного пролеченного человека.

Грубо говоря, больница пролечила больного и получила за это рубль. И из этого рубля вы тратите на содержание зданий, на персонал, на медикаменты, на питание больных. Правильно я понимаю?
Правильно. Возмещаются затраты на оказание медицинской помощи в соответствии с тарифами, утвержденными территориальным Фондом обязательного медицинского страхования. У терапевта – свой тариф, у лора – свой, у хирурга – свой, на диспансеризацию – свой, на пролеченного больного, допустим, с гипертонической болезнью – одна сумма, на хирургическую операцию – другая, хирургическую операцию с помощью эндоскопической техники – она более дорогостоящая, чем, допустим, полостная операция, - третья. И вот из всего этого объема и количества складывается бюджет учреждения.

Вы приняли больницу с огромными долгами и с такими финансовыми рисками, что к осени денег не было бы ни на зарплаты, ни на медикаменты. По сути, больнице оставалось лезть в кредиты под проценты в банках, куда загнали Коряжму, или становиться подразделением Котласской больницы.
Не будем о грустном… 28 декабря прошлого года мы доложили министерству здравоохранения о том, что Коряжемская больница больше не имеет кредиторской задолженности. Это не сиюминутное достижение. Я об этом говорю коллегам на планерках и до жителей Коряжмы хочу донести: у лечебного учреждения появилась финансовая стабильность. В январе, феврале и марте мы продолжаем стабильно работать, у нас нет просроченной кредиторской задолженности. Следующая задача, которая стоит перед коллективом, – наладить качество медицинской помощи, обеспечить ее доступность для жителей.

Что может себе больница позволить в ситуации финансовой стабильности?
Во-первых, мы выдерживаем нормативы по уровню зарплаты в соответствии с майским указом Президента РФ. Поэтому я смело могу озвучить, что средний уровень зарплаты врача – 76 тысяч рублей. Это не на одну ставку, понятно, кто-то имеет и 30-40 тысяч. Средняя зарплата медсестер - 38 тысяч. Это я официально вам заявляю.

К бюджетным учреждениям любят «присасываться» всевозможные посредники. Судя по реакции в тех же социальных сетях, вы их, похоже, жестко «отрубаете» от больничного бюджета?
Мы ведь говорили, что больница получает деньги за оказание медицинской помощи своим пациентам. В условиях, мягко говоря, бесхозяйственности львиная доля денег идет не на лечение пациента, а на абы что. Задача главного врача – направить деньги по их прямому назначению.

И что в этом смысле уже удалось?
С 1 января мы открыли койки для больных с острым нарушением мозгового кровообращения в неврологическом отделении. Благодаря этому появилась возможность оказать действенную помощь в так называемый «золотой час» при инсультах. Имеется возможность проведения тромболитической терапии при ишемических инсультах.
Тромболитическая терапия - это введение специального лекарственного препарата, растворяющего тромб, позволяющего восстановить кровоток в месте закупорки сосуда, уменьшить последствия тромбоза и улучшить прогноз в плане качества дальнейшей жизни. Фактически с начала года на данных койках пролечено 43 пациента. И потребность в данной стационарной помощи высока, в связи с чем, возможно, будет решаться вопрос увеличения количества коек вдвое. То, что многие не делают, мы сделали и намерены развивать это направление.

Мне много раз приходилось писать о страданиях людей с неизлечимыми заболеваниями, которых в силу неблагоприятного прогноза в больницу не госпитализировали.
Для паллиативной помощи у нас развернуты четыре бюджетные койки. Нуждающийся человек получит обезболивание и надлежащий уход…

Получается, разговор сам по себе пришел к теме онкозаболеваний. Сегодня уже все знают: чем раньше рак выявят, тем больше шансов долго и полноценно жить. Лично мне было приятно читать областную медицинскую статистику, что в Коряжме обозначился тренд на раннюю выявляемость.
И все-таки до целевого показателя мы пока не дотягиваем. Поэтому я приняла решение стимулировать врачей за выявленную у пациентов онкологию на ранних стадиях.

?
Считаю, что тем самым мы сможем еще более повысить мотивацию врачей на раннее выявление онкозаболеваний, так называемую онконастороженность. Надеюсь, нам с коллегами удастся «ловить» этого «врага», пока он не столь опасен. Мы получили лицензию по онкологии, у нас теперь есть свой врач-онколог. Но рассчитываем и на встречное движение пациентов. Не пренебрегайте хотя бы диспансеризацией. Если вы, как положено, раз в три года появитесь у врача, вероятность выявить ранние симптомы заболевания будет выше. В поликлинике работают смотровые кабинеты для женщин и мужской смотровой кабинет, посещать которые необходимо ежегодно. Кроме того, надо регулярно делать флюорографию.

Я не раз читала в соцсетях, что врачи городской больницы отправляют людей к платным докторам. Как вы это прокомментируете?
Это категорически неправильно! Мы обязаны оказать человеку БЕСПЛАТНУЮ помощь. Да, у нас врачи не всех специальностей есть в штате. Но мы можем направить пациента в Вычегодский, в Котлас на бесплатный прием.
На одной из встреч с населением прозвучало очень хорошее предложение: почему бы вам, Татьяна Анатольевна, не заключить договор с врачами платных центров, которые приезжают в наш город? Так вот, могу отчитаться: я переговорила с Университетской клиникой, которая работает в СГМУ. Мы будем иметь возможность привлекать для бесплатных консультаций за счет средств ОМС не просто врачей, а кандидатов наук, профессоров, ассистентов кафедр. 24 марта во время последнего визита архангельской клиники 20 пациентов уже приняты в рамках этих договоренностей.

Платные услуги сегодня тоже востребованы. И жители Коряжмы, уезжая в Котлас, в Вычегодский, это доказывают. То есть какой-то определенной категории населения очень важны и платные услуги. Вот с этой точки зрения как?
Переехав в новое помещение на Архангельскую, 52, коряжемские доктора, которые имеют возможность и желание в свободное время, будучи в штате больницы, работать на платном приеме, смогут это делать в новой поликлинике. Там же будет находиться менеджер платных услуг, и там же станут взимать денежные средства. Сейчас идет регистрация онлайн-кассы. У нас будет две точки оказания платных услуг - «Весна» и поликлиника на Архангельской, 52.

Давайте к мелочам, которые тоже формируют имидж заведения. Люди жалуются, что у вас в отделении нет элементарного кипятка.
Есть такое дело. Вернее, было. Вы знаете, что у нас питание на аутсорсинге, и выигравшая конкурс фирма, на мой взгляд, и должна обеспечивать стационар кипятком. Мы написали обращение к руководителю этой фирмы, он пообещал установить пять кулеров, в ближайшее время отделения будут ими обеспечены.
Я вчера была с обходом в неврологическом отделении, чайник там имеется, пациенты отделения в основном ослабленные, маломобильные, нуждающиеся в постороннем уходе. Поэтому обеспечение пациентов горячей водой входит в обязанности персонала отделения. Ни одному человеку не отказали. Пациент или его родственники обращаются к медсестре - их обеспечивают кипятком и всем, чем нужно. Так должно быть в каждом отделении. Кипяченая холодная вода есть повсеместно.

Скандальный вопрос с переводом санитарок в уборщицы - как это разрешилось?
В соответствии с законодательством. Санитарки психоневрологического отделения не приняли предложенных условий работы, мы с ними расстались. 9 сотрудников подали заявление в суд, одна была восстановлена на работе лишь потому, что ребенку не исполнилось трех лет. Недосчитали кадровики, это их некачественная работа. Остальным всем отказали в восстановлении.

Как на пациентах сказался перевод санитарок в уборщицы?
Уход за больными – обязанность медсестер. Это записано в их должностной инструкции, ничего нового им в обязанности не вменено. А уборка – забота менее квалифицированного персонала.

Возможно ли (опять почерпнула в социальных сетях), чтобы обследование на аппарате УЗИ человек ждал три месяца?
Нет. Есть программа государственных гарантий. Срок ожидания на исследования - до 14 дней.

Если срок затягивается, что делать человеку?
У нас выдерживают сроки обследований. Мы следим за этим. Но это все взаимоотношения врач-пациент. Врач должен человеку объяснить, когда ему необходимо пройти УЗИ-обследование. У пациента есть два варианта – записаться в плановом порядке, где по программе государственных гарантий вы получите эту услугу бесплатно, если не желаете ждать, у вас есть альтернатива – обследоваться за деньги.

Человек, попав в больницу, и без того испытывает стресс, синдром белого халата существует. И когда ему надо пройти обследование через 14 дней, то, представляю, какой он испытывает дискомфорт, ожидая вердикта. Может, врачам имеет смысл разъяснять, что ничего смертельного они не заподозрили, что нет никакой экстренности?
В том случае, если врач видит экстренную необходимость обследования для постановки диагноза, он пишет волшебные четыре буквы «CITO!», по латыни - срочно. И для пациента все будет здесь и сейчас. А если нет срочности, то 14 дней ничего не усугубят. И врач выдает направление на плановое диагностическое исследование.

На мой взгляд, очень много недопонимания происходит из-за того, что нет диалога между медицинским сообществом и населением.
Мы объявили приоритетом вежливое и грамотное общение медицинского персонала с пациентами. Мне, к примеру, не составляет труда позвонить в скорую, в регистратуру и послушать, как там отвечают.

И как?
Мы приняли решение проводить специальные курсы общения с пациентами для персонала. Начали с регистратуры городской поликлиники №1. Сама я готова встречаться с любой аудиторией, чтобы рассказать о планах и ответить на вопросы.

Тогда приведите цифры по родам в Коряжме.
28 горожанок родили в нашем роддоме, 49 - в Котласе и 4 в Архангельске.

Кстати, читала в тех же сетях очень хорошие отзывы коряжемских мамочек о Котласском роддоме.
Почему они должны быть плохими? Там работают квалифицированные специалисты. Мы и свой роддом планируем перевести в главный корпус больницы, чтобы обеспечить роженицам больший комфорт и безопасные роды.

Что в ближайших планах?
Работа по поиску и привлечению врачей, повышение качества медицинской помощи, увеличение ее видов. И – открытый диалог с населением, чтобы мы научились слышать друг друга.

Беседовала Надежда Сухопарова