Здоровье не купишь. Но у здравоохранения есть денежный эквивалент

0 163
0 163

Интервью главного врача Коряжемской городской больницы Татьяны Свиридовой на не совсем медицинскую тему

-Татьяна Анатольевна, говорят, здоровье не купишь, и в понимании большинства больница – это некое учреждение, где деньги считать не должны. Дайте мне роддом второго уровня в шаговой доступности! – это как раз из этой категории рассуждений. Поэтому предлагаю посвятить интервью экономике здравоохранения. Где больница берет деньги?
- Затраты на оказание медицинских услуг нам компенсирует Фонд обязательного медицинского страхования.

- То есть больница, как и любое хозрасчетное предприятие, деньги зарабатывает?
- Ну… зарабатывает не совсем красивое слово по отношению к здравоохранению. Нам возмещают затраты, понесенные учреждением на оказание медицинской помощи конкретному пациенту с конкретным диагнозом.

- Сколько затратили, столько и возмещают?
- Разумеется, нет. В системе ОМС сформированы, утверждены и действуют тарифы оказания того или иного вида помощи.

-Они – безразмерны?
-Нет. Сумма экономически обоснована и ограничена. Мы пролечили столько-то коряжемцев – нам ФОМС возместил деньги по принципу: тариф, помноженный на число получивших помощь пациентов. Это если очень упрощенно…

- И вот вы приступили к руководству Коряжемской больницей, и оказалось…
- Оказалось, что по состоянию на 6 июля, когда я приступила к работе, кредиторская задолженность учреждения составляла 46 миллионов рублей.

- А сколько месячная потребность?
- Чтобы более-менее доходы были равны расходам, требуется 50 миллионов рублей.

-По сути, то, что требовалось потратить в июле, проели еще в июне? Кассовый разрыв в сумму месячных затрат – это очень много.
- Мы зарабатывали меньше, чем тратили. Только перерасход фонда заработной платы от фактически заработанных средств за полгода составлял девять миллионов рублей. Если бы мы дальше залезали в долги такими темпами, в сентябре нечем было бы выдавать зарплату.
Самое парадоксальное, что государство в лице Фонда обязательного медицинского страхования говорит нам: принимайте пациентов, лечите и получайте деньги! Но у нас не хватало медсестер, и мы были вынуждены закрыть один терапевтический пост, не оказывали помощь узкие специалисты, потому что их физически нет, лето – и медики уходили в отпуска и так далее и тому подобное…

-А в больнице нет ничего того, что можно взять со стороны бесплатно и за это не платить. То есть нельзя взять продукты, нельзя взять медикаменты, никто не работает на голом энтузиазме…
- Мало того, у нас действует 44-й Федеральный закон. Процедура аукционов и котировок цен состоялась в начале года, то есть уже заключены договоры, нам предоставили определенный спектр медикаментов, всех расходных материалов в лабораторию, выставляют счета, а у нас их нечем оплачивать. И если бы продолжалось таким образом, то все фирмы, все аутсорсеры – а это в том числе и скорая помощь, и пищевики, которые пациентов кормят, – решали бы вопросы с юридическим лицом на законных основаниях. Подавали бы иски в арбитражный суд, без всяких сомнений выигрывали, и по решению суда деньги списывались бы с наших счетов.

- В общем, выход у вас был один – снижать затраты и увеличивать доходы.
- Совершенно верно.

– Давайте начнем с первого – снижения затрат. Какие возможности у вас для этого были?
- Мы провели аудит. В частности, подвергли инвентаризации коммунальные расходы: где есть утечки, где можно сэкономить, на чем, где мы перебираем? Выявили, например, контракты на обслуживание хозфекальной станции в 2 миллиона 200 тысяч рублей в год. Когда стали разбираться, оказалось, что там работают два слесаря, получая заработную плату в 20 тысяч, их функционал состоял в том, чтобы спускаться на глубину 7 метров и смотреть за работой насосов.

- Насколько я понимаю, излишки площадей – самое тяжелое ярмо на плечах?
- У больницы действительно очень много структурных подразделений, которые находятся в отдельно стоящих зданиях: Архангельская, 54, Кирова, 10, Гоголя, 5, Матросова,7... Эти подразделения необходимы городу и его жителям, но затраты на отдельно стоящие здания не вписываются в тарифы ФОМСа. Только одного земельного налога больница платила 4 миллиона! К слову, мы минимизировали эту сумму до 480 тысяч рублей...

- Это серьезная экономия!
- Помните, шум был, что воду в буфетных отключили? Аутсорсер по организации питания, который буфетные арендовал, пользовался площадями и водой, а аренды не возмещал. Когда мы написали им письмо, мол, уважаемые, давайте заключим договор, они сказали: да нет, нам и так хорошо живется. А это – тоже выпадающие доходы в полмиллиона рублей.
Вот и считайте: полмиллиона аренда, 2 миллиона канализация, 3 миллиона земля... Серьезные деньги? Так вот, мы их нашли за 3-4 месяца. Что касается доходов, вот только что заместитель по экономике сообщил, что мы в октябре впервые на полную мощь выполнили программу госгарантий по всем ее пунктам: профосмотры детей, диспансеризация – у нас по субботам специальная акция идет, по нестационарной и стационарной помощи. Сегодня я посмотрела: у нас в отделении - 223 пациента при расчетной вместимости 225.

- В общем, процесс пошел?
- Да, мы заработали на полную мощь. И спрогнозировали, что, если до апреля финансовое оздоровление пойдет такими темпами, мы исправим ситуацию полностью и, надеюсь, войдем в стадию устойчивого качественного развития.

- Так случилось, что российские бюджетники никогда особой привязки к экономике не чувствовали, они, по большому счету, и не знают, откуда деньги берутся. Вы споткнулись об эту психологию. И отсюда, как я полагаю, возникла проблема взаимоотношений?
- Кого с кем?

- В редакцию звонят, в социальных сетях пишут, в частности, что главный врач сокращает всех санитарок.
- Что ж, давайте поговорим и на эту тему... Сегодня федеральными органами власти сформулированы требования к заработной плате в сфере здравоохранения. Определены четкие критерии, сколько должны получать врачи, сколько – медицинские сестры и сколько санитарки.
То есть санитарки по закону относятся к младшему медицинскому персоналу. В силу этого в России утвержден профессиональный стандарт младшего медперсонала. С 1 января 2018 года к санитаркам будут предъявляться требования, которые предусматривают специальное обучение и сдачу квалификационного экзамена. Только после этого они имеют право называться младшим медицинским персоналом. То есть санитарки должны получить аккредитацию, допуск и право работать в медицинской организации.
С нового года младшим медицинским персоналом в нашей больнице могут именоваться только младшие медицинские сестры. Их 15, все имеют специальные удостоверения.
Нынешним санитаркам мы дали возможность не потерять работу и перейти с 1 января 2018 года в уборщицы и дезинфекторы, фактически с тем же самым функционалом, который они выполняют сейчас. Для этого Трудовым кодексом предусмотрена специальная процедура перевода с обязательным уведомлением работников. 12 санитарок из психоневрологического отделения (всего их в больнице 108) не дали своего согласия на такой перевод, и в соответствии с законом с 9 января 2018 года мы прекратим с ними трудовые отношения.

-Но в соцсетях заявляют, что теперь будет некому ухаживать за больными.
- За больными может ухаживать только младший медицинский персонал, который обучен простейшим медицинским манипуляциям: ставить, к примеру, горчичники, обрабатывать пролежни, переворачивать, переодевать обездвиженных пациентов и так далее.
Санитарки же и раньше считалась уборщицами в медицинской сфере, к ним не предъявлялось никаких особых квалификационных требований. С 1 января часть из них, что работают в перевязочных, процедурных, операционных, где требуется специальный санитарно-эпидемиологический режим и используются дезрастворы, станет называться дезинфекторами. Они будут выполнять по сути ту же самую работу. Те санитарки, которые мыли полы, вытирали пыль, выносили, подносили, будут называться уборщицами. А младшие медицинские сестры, у которых есть специальное образование, станут заниматься пациентами.

- Ну, я на самом деле приветствую такую реформу. Персонал, работающий с пациентами, должен быть квалифицированным.
- У нас 364 медицинских сестеры, которые априори по своей должности и сути обязаны ухаживать за больным. Это - номер один в их должностной инструкции.

- Давайте я перейду к читательским письмам. Женщина пишет, что лежала в хирургическом отделении, где всего одна санитарка на 40 человек, работает 12 часов. Кто лежачий – надо сменить белье, вынести утку, кого-то надо подмыть... Это правильно?
- Нет, не правильно. Во-первых, работа в отделении должна организовываться и курироваться заведующим и старшей медицинской сестрой. С заведующими и старшими медсестрами мы специально говорили о работе в этот переходный период, когда мало младших медсестер и нет квалифицированных санитарок. Было предложено часть функций по уходу за больными – за доплату – передать постовым медсестрам. Что, по сути, и так является их функцией. И мне жалоб пока не поступало.

- Еще у пациентов вызывает возмущение одноразовая посуда.
- Одноразовая посуда предусмотрена условиями двухгодичного контракта на организацию питания в больницах, который заключен по итогам электронного аукциона. Посуда – одно из требований к подрядчику, полагаю, оно чем-то обосновано.

- Следующая, что называется, «предъява». Закрыли буфет. Много лежит приезжих, они покупали пирожки. Врачи, персонал тоже здесь обедали, теперь такой возможности нет.
- О буфете. У них срок аренды закончился 1 ноября. Это та же фирма, которая выиграла конкурс на организацию питания в больнице. Сейчас эти площади, где организован буфет, нам потребовались самим в связи с оптимизацией использования помещений здравоохранения. Когда переедем, все утрясется, будет организовано кафе. Но – мое однозначное условие – только с качественной недорогой пищей.

- А произошли ли какие-то изменения в составе управления? Вашему предшественнику было много упреков по поводу шести заместителей. Не знаю, правда, это или нет.
- У меня четыре заместителя – по лечебной, клинико-экспертной, организационно-методической работе и по экономике.

- Мы за время вашего руководства потеряли хоть одного врача?
- К сожалению, в поликлинику РЖД ушел Иван Иванович Разуваев, но, к счастью, к нам вернулся Николай Германович Федяев.

- А есть перспективы, что мы сможем привлечь новых врачей?
- Есть. На 2018 год нас включили в проект Архангельской области для привлечения молодых специалистов. Мы можем рассчитывать на четырех врачей и трех фельдшеров. Врачам гарантирована доплата в миллион рублей, а фельдшерам - в полмиллиона. Мы уже определили, какие узкие специалисты нам необходимы, которых сейчас по одному на город. Фельдшера нужны в первичное звено. Со следующей недели к нам приезжает фельдшер из Коми. Рассчитываю, что в следующем году мы будем более укомплектованы кадрами.

-Невозможность попасть к врачу толкает коряжемцев на то, чтобы везти свои деньги куда угодно – в Вычегодский, Котлас, Сыктывкар, Питер. Говорю сейчас о платных услугах…
-Мы провели расширенный медсовет по организации платных услуг в свободное (особо подчеркиваю) от основной работы время. Ведь доктора – это те же люди, и у них по Трудовому кодексу фиксированное время работы. Все, что за пределами рабочего времени, они вправе использовать по своему усмотрению. Станут ли они работать в Котласе, в «МИГе» либо в нашем прекрасном отделении платных услуг – их личное дело.

- Я обеими руками за то, чтобы они работали у нас. Где такое отделение?
- В «Весне». На сегодняшний день там два маркетолога, которые занимаются оформлением документов, в том числе и в электронном виде, чтобы человек никуда не бегал, не перемещался по городу. Идет запись по телефону, организована выписка всех необходимых документов, которые позволяют оформить налоговый вычет.
Я знаю, что у нас очень большая потребность в лоре, в неврологах… Лор-врач, к сожалению, пока один, и для удобства и доктора, и пациентов мы лицензировали для оказания платных услуг помещение приемного отделения. По средам доктор Минькин проводит консультации здесь, чтобы исключить лишние перемещения по городу и не терять времени. Лицензированы также платные приемы заведующими отделениями, которые априори считаются врачами более высокой квалификации, на базе их отделений.

- Кстати, в последнее время я не помню жалоб на то, что скорая помощь приезжает не вовремя.
- Наша скорая помощь заняла в областном соревновании второе место. По скорости (это до 20 минут) они укладываются в норматив. И либо на дому оказывают помощь, либо решают, что нужна госпитализация. У нас в приемном отделении нет врача, там работает медсестра, которая при хирургической патологии вызывает хирурга, травматологической – травматолога и т.д.
Много проблем с педиатрами. Нет у нас, к сожалению, пока такого количества педиатров, чтобы они могли дежурить круглые сутки. Поэтому введено дежурство врачей на дому: поступает пациент с температурой, есть показания - врач вызвал такси, которое оплачивает больница, и приехал в приемный покой. Осмотрел больного ребенка и либо госпитализировал, либо дал рекомендации. Но я прошу этим не злоупотреблять. 37,2 - это не показания для вызова педиатра из дома в воскресенье…

- Вернемся к нашему роддому. На этой теме продолжают спекулировать. Как я понимаю, приказ подписан, реформа идет, 1 уровень – это и есть 1 уровень, что не так?
- У нас-то все так. Мы все проработали, с 1 января переходим на 1-й уровень родовспоможения, планируем принять 200 физиологических родов. Будет 300 – примем 300, больше – примем больше. Мы основываемся на данных по тому количеству женщин, которые уже сегодня встали на учет по беременности. Рекомендовать уровень роддома станут врачи, которые сопровождают беременность, в их компетентности и профессионализме, думаю, никто не сомневается.

- Но у нас все социальные сети, включая депутата Калинина, почему-то едут рожать исключительно в Архангельск.
- В отношении Архангельска… За 9 месяцев этого года туда уехали 5 женщин. За 2016 год – 12. То есть говорить о каком-то массовом туда продвижении – безответственно.

- То есть вы не заинтересованы в том, чтобы отправлять рожениц куда-то, вы заинтересованы сами заработать на родах?
- Мы заинтересованы сохранить жизнь и мамы, и ребенка. Лет 10-20 назад те женщины, которые у нас планируются на роды в Архангельске, вообще не рожали, потому что беременность была им противопоказана. Не рожали женщины с сахарным диабетом, им делали аборт, не рожали женщины с эпилепсией, им делали аборт. Такие женщины не имели права родить, а сейчас у них появляются и право, и возможности. Но эти возможности – в Котласе или в Архангельске.

-Как планируете оптимизировать затраты на содержание зданий?
- С 1 января поликлиника с Кирова,10 займет половину нынешнего роддома. В помещении роддома будет свой вход, а с другой стороны будет вход во взрослую поликлинику. Мы все посчитали, рассчитали, со схемами поработали, там минимальные затраты на косметическое освежение.

- А что будет на Кирова,10?
-Это муниципальное здание, и город распорядится им по своему усмотрению.

-Хорошо. Что дальше?
- А дальше мы будем планировать переезд роддома в новый семиэтажный корпус. Здесь – современное оборудование, операционные, реанимация, то есть все то, что позволит минимизировать риски для рожениц и новорожденных.
Кроме того, с 1 января мы укрупняем терапевтические участки, поскольку их 14, а врачей только 9. Теперь напротив каждой улицы, каждого дома у нас есть фамилия врача первичного звена, отвечающего за человека, который живет по этому адресу.
С 1 января на базе неврологического отделения открывается шесть коек для отделения острого нарушения мозгового кровообращения. Расширяется штат, создаются возможности для интенсивной терапии. Это для того, чтобы успевать оказывать помощь при инсультах в «золотые часы», когда процесс можно купировать с минимальными последствиями для больного. А на базе «Весны» организуем реабилитацию в постинсультный период. В группе риска - больные сахарным диабетом, артериальной гипертонией, ишемической болезнью сердца. По этому поводу мы собирались коллегиально, определились с необходимым оборудованием.

- Как идет диспансеризация? Это – огромный плюс в профилактике заболеваний и – опять же – доход больнице. Удается выстраивать этот процесс, чтобы человек получил неформальное заключение и потратил минимум времени?
- Сейчас проходит специальная акция по диспансеризации, до конца декабря мы будем проводить ее по субботам. Подключились страховые компании, они обзванивают горожан и приглашают на бесплатное обследование. В прошлую субботу пришли 52 человека. Если по итогам первого этапа диспансеризации у человека заподозрили риск, он идет на дообследование.
К слову, мне очень важны мнения горожан. Принимаю любую конструктивную критику. И прошу ваших читателей исходить из того, что мы вместе заинтересованы в современной медицинской помощи. Я, во всяком случае, приложу все усилия, чтобы она была именно таковой.

Надежда Сухопарова

За 9 месяцев 2017 года при наличии 80 врачей и 364 медсестер в круглосуточном стационаре Коряжемской больницы пролечено 4768 человек, в дневном стационаре – 1365 человек. В поликлинике состоялось 225000 приемов.
Скорая помощь обслужила 8753 вызова.