Рак долго и умело «прячется». Зато у нас с каждым годом всё больше арсенал «поисковых» средств

0 982
0 982

Итоги работы Архангельского онкодиспансера в 2015 году позволяют увидеть, как меняется ситуация с выявлением и лечением онкобольных в каждом районе и городе области. Прокомментировать некоторые цифры я попросила исполняющую обязанности главного врача диспансера Александру Юрьевну Панкратьеву

– Александра Юрьевна, по итогам 2015-го заболеваемость злокачественными новообразованиями в области оказалась на пять процентов выше, чем в среднем по России. И с каждым годом она растет. Что происходит?
– Ничего выходящего за рамки общемировых тенденций, в том числе и в развитых странах. Плавный рост онкологической заболеваемости наблюдается везде. В прошлом году в Архангельской области впервые в жизни выявлено 5281 случай злокачественных образований. Рост за год – всего процент. А вот за 10 лет – почти 29% (по России – 21%).

– Причины понятны?
– Любой человек знает, как важно, где мы живем и что мы едим. Но главное: даже с проблемами в экологии и питании мы стали жить дольше. Как остеохондроз называют расплатой человека за прямохождение, так рак можно считать расплатой за долголетие. Да, он встречается и у детей, и у совсем молодых людей. Тем не менее рак был и остается болезнью пожилых: максимальное число заболевших приходится на возрастную группу 60-64 года. То есть чем старше люди, тем чаще они болеют, в том числе и раком. При этом (по рекомендациям Всемирной организации здравоохранения) регион следует считать «старым», если жителей старше 65 лет на его территории больше 7%. У нас в области их больше 13%.

– Но дело ведь не только в том, что у нас появились долгожители...
– Конечно! В статистике практически никакой показатель нельзя рассматривать сам по себе, без связи с другими. А связь такая: численность населения в области ежегодно сокращается. Мы относимся к территориям и с миграционной, и с естественной убылью населения. Проще говоря, и умирают много, и уезжают много. А уезжают, как правило, молодые, здоровые. В «остатке» – низкий удельный вес детского и молодого населения при высоком удельном весе лиц пенсионного возраста. В настоящее время каждый 8-й северянин старше 65 лет.

– Тогда откуда взялся миф, что рак молодеет?
– Благодаря новому современному диагностическому оборудованию онкозаболевания и выявляются активнее. В том числе у молодых. Но никакого всплеска заболеваемости у них мы не наблюдаем.

– То есть рост заболеваемости – это просто показатель, «тенденция такая», и можно не паниковать?
– Паниковать точно не нужно. А для объективной картины онкологической ситуации важнее оценивать не отдельные показатели, а соотношение заболеваемости и смертности. Люди болели и будут болеть. Важно вовремя, на ранних стадиях, обнаруживать их заболевания и адекватно лечить.

– То есть это не страшно, что заболевших становится больше, главное – чтобы всех выявленных вылечили. Так?
– Именно так.

– В 2015-м стало больше больных, у которых рак выявлен на первой-второй стадиях. Люди стали внимательнее относиться к своему здоровью?
– Заслуга пациентов, конечно, есть. Хотя онкологам хотелось бы большего... Взять, например, ситуацию с оборудованием: как признаются наши врачи, еще 10 лет назад о многом из того, что появилось в диспансере, они и мечтать не смели. Это новые цифровые рентгеновские аппараты, УЗИ-аппараты с большей разрешающей способностью, новые онкомаркеры, новые возможности клинической лаборатории: теперь рак можно заподозрить по большим критериям. Хочется еще, чтобы и люди перестали всю ответственность за свое здоровье перекладывать на докторов и чтобы врачи первичного звена ни на день не теряли онконастороженность.

– Сегодняшнее оснащение позволяет им быть бдительными?
– Клиническая лабораторная диагностика, рентгеновские ультразвуковые аппараты, эндоскопические аппараты есть во всех лечебных учреждениях, в том числе и в ЦРБ. Специалисты активно учатся... Прорывом же в выявлении ранних стадий злокачественных новообразований, теперь мы можем это сказать уверенно, стала диспансеризация населения.

– Александра Юрьевна, почему онкология чаще встречается у женщин?
– Добавьте в вопрос «в зрелом возрасте». Это объясняется в том числе аномально высокой смертностью мужчин трудоспособного возраста от неонкологических заболеваний.

– Я бы сделала акцент на этом вашем ответе. Люди боятся рака, а умирают совсем от других болезней или в драках, авариях, катастрофах... А правда, что у нас в области в последние два-три года в структуре локализаций злокачественными новообразованиями на первое место вышел рак кожи?

– Верно: рак кожи с меланомой. Причем вырос и его отрыв от второго места. Мы связываем это с доступностью и популярностью соляриев и активными поездками северян на отдых в жаркие страны. Некоторые еще недавно могли позволить себе выезжать на курорты 3-4 раза в год.

– Здорово же!
– Здорово, когда человек ставит благую цель – оздоровиться, например, и едет в умеренно жаркий климат весной-осенью, занимается там спортом или другими оздоровительными процедурами... И совсем другое дело, когда цель – весь год ходить загорелым. Не спорю – красиво. Знаю женщин, для которых загорелость еще и признак того, что они «могут себе позволить». Могут – хорошо. Но разве трудно наносить солнцезащитный крем несколько раз в день, а не только утром? Разве обязательно быть на солнцепеке с 11 до 14, в самый пик его активности?

– Некоторые рассуждают, как я еще недавно: рак растет лет 10-15, а я хочу быть красивой сегодня, и плевать, что там появится или не появится через десятилетие...
– Срок в 10-15 лет не касается рака кожи. В случае с ним все может закончиться печально в течение года.

– Пугаете?
– Нет, могу подтвердить статистикой.

Абсолютные цифры
по прошлому году:

  1. Новообразования кожи с меланомой – 699
  2. Трахея, бронхи, легкие – 570
  3. Молочная железа – 533
  4. Желудок – 450
  5. Ободочная кишка – 397
  6. Предстательная железа – 360
    1. Прямая кишка – 269

– По районам каких-то всплесков заболеваемости нет?
– Статистика достаточно ровная. Наибольшая заболеваемость на 100 тыс. населения отмечена (цифры округлены) в Лешуконском (596), Холмогорском (587), Виноградовском (573), Красноборском районах (555), в Котласе (504) и Архангельске (503). Самая низкая традиционно – в самом молодом городе области – Мирном (171).

– Как на фоне других выглядит Коряжма?
– У Коряжмы отклонения от среднеобластных есть. В лучшую сторону. Заболеваемость и смертность ниже, чем по области (хотя выше, чем по России). А по такому показателю, как «запущенность», Коряжма выглядит лучше себя самой за все предыдущие годы. Сравните:
2008 – 25,2%
2009 – 26,3
2010 – 26,9
2011 – 31,5
2012 – 24,4
2013 – 29,4
2014 – 23,1
2015 – 20,9.

– Какие новообразования характерны для Коряжмы?
– Те же, что по области. У мужчин чаще встречаются рак желудка, пищевода, опухоли нижней губы, полости рта и глотки, мочевого пузыря, трахеи, бронхов, легкого. У женщин чаще опухоли кожи, молочной железы, желчного пузыря, щитовидной железы.

– В ваших таблицах по Коряжме я еще обратила внимание на показатель «выявляемость в 1-2 стадиях»...
– Тут тоже проще всего привести цифры:
2008 – 37,4%
2009 – 38,7
2010 – 34,5
2011 – 39,4
2012 – 37,8
2013 – 39,0
2014 – 42,5
2015 – 51,3

– Очень понятно. Можно похвалить?
– Можно. Обратите внимание на последнюю цифру. Благоприятный прогноз более чем у половины пациентов – это уже некое промежуточное достижение для отдельно взятого города.

– Александра Юрьевна, повышается ли риск онкологии, если в родстве есть несколько человек, ушедших от рака?
– Повышается, так как одной из причин заболевания врачи считают наследственную предрасположенность. Как не провоцировать рак? Как и любое другое заболевание. Вести здоровый образ жизни и не бояться нас, онкологов. По большому счету, рак не хуже и не лучше многих других заболеваний. Он просто долго и умело «прячется». Зато у нас с каждым годом все больше арсенал «поисковых» средств.

Источник